?

Log in

No account? Create an account
Кризис для белоруса - стихия понятная и почти родная. Это для холодолюбивых исландцев и предпочитающих нейтралитет швейцарцев внезапные рикошеты курса - повод для паранойи и застревающего в кухонных диалогах фольклора. А то и банкротств. Белорус же без кризисов чахнет, грустит и впадает в депрессию, из которой известен только один выход - безудержных шопоголизм. С обязательной покупкой превышающего бюджетные возможности автомобиля или хотя бы второго холодильника и третьего телевизора. Совсем без кризисов нельзя категорически, ибо слишком сытая жизнь может способствовать возрождению тяги к бунтам и партизанщине, а этого в сердце Европы допускать не положено.
Очередного кризиса ждут и тщательно готовятся, выправляя себе новое платье и запасаясь  долларами. И все вроде бы хорошо, но есть беда: вместе с кризисом приходят и сокращения. Сокращения зарплат, штатов и надежд. Надежд на посещение Прованса, на отправку детей учиться в Прагу или хотя бы на третий холодильник. И ни многолетняя лояльность работодателю, ни значимый опыт не спасают от свирепых переживаний и бессонницы. Вчерашние же студенты превращаются в безработных и того стремительнее, поврежденным Икаром отправляясь в прерванном полете в стихию депрессивной свободы или к родителям в деревню. Но есть и приятная сторона: отдельные профессионалы и в этом году будут чувствовать себя вполне сухо и достаточно комфортно.
Мы сидим с Павликом в модном кафе в центре города и наслаждаемся вечерним променадом. Мой друг - типичный менеджер до 30 лет с дипломом о высшем образовании, женой, недавно родившимся ребенком и кредитным «Мерседесом». Согласно фамилии Павлик - патриот, а судя по стилю жизни - оптимист. Но нынешний кризис не чета прошлым и добавил минорных нот и в его сюиты. В некоторых тактах теперь сплошной диссонанс и неприкрытое пренебрежение пентатоникой. Не то, чтобы Павлик презирал кризис, но в нынешних условиях семейная жизнь складывалается далеко не феерично, и это удручает.
- В рознице сейчас за свое завтра не волнуются разве что и без того плохооплачиваемый разнорабочий. Да и то потому, что злоупотребляет, и потому волноваться некогда и незачем, - Паша многозначительно смотрит на проходящих мимо нас двух столичных фурий лет двадцати, пышущих молодостью и отсутствием вкуса. - А вот коммерсантов и продавцов норовят сократить.
- Сокращают только тех, у кого основная функция - оформить счет и дать заявку на отгрузку, - возвращаю я его к реальности. - Мастера спорта по складыванию пасьянса каждый кризис ходят  под нож строем сами или вместе с компанией-филантропом. А вот носители навыков продаж в условиях падения спроса в этом году могут даже выиграть. Особенно в экспрортноориентированных продажах.
- Только если это не экспорт в Россию, - цинично замечает Павлик, забывая про девушек: они  как уходят, так и приходят. А вот у денег на входе в кошелек с каждым днем все сильнее проявляются признаки черепахи Тортилы, а на выходе - зайца из «Ну, погоди!»
- Если это только не IT-проекты, - принимаю я вызов и делаю ленивый глоток латте. Месяцем ранее взял бы раф, но сегодня в моде скромность.
- Согласен, - подумав, кивает Павлик. - Программисты и компьютерщики в Беларуси вообще вполне привязаны к доллару. Даже сисадмины. Будто они платят за свои знания валютные лицензионные сборы.
- Это профессия завтрашнего дня. Потому спрос на компьютерные специальности будет расти даже в кризис, разве что несколько медленнее. И ввиду дефицита самые сильные из них будут продолжать зарабатывать вполне прилично.
Павликово понятие компьютерщика успешно застряло где-то между игровыми приставками и установкой нелегальной копии Windows, и потому сознание отказывается верить в суровую реальность, в которой бородатые пахнущие пивом носители свитеров с оленями зарабатывают больше управляющих торговыми объектами. Даже успех «World of tanks» в этом ключе кажется умелой провокацией загнивающего капитализма.
- Итак, на первом месте по защищенности у нас кудесники продаж и программисты? - осторожно подвожу я итог.
- Не всякие, конечно, - устало кивает Павлик. - Но, в целом, на мой взгляд, ты прав. Будем считать эти специальности лидерами антикризисной устойчивости.
- Кто идет за ними?
- Думаю, востребованы будут и сильные бухгалтера. Кризис кризисом, а отчетность по расписанию.
- Отчетность - дело нехитрое. Но продолжать платить достойно будут только тем из них, которые способствуют налоговой и прочей оптимизации, - уточняю я. - А рядовые служители дебета и кредита шторм почувствуют в полной мере.
- Ну, знаешь, - хмурится Павлик. - В этом плане востребованными будут вообще любые достаточно квалифицированные специалисты, способные вести запущенные проекты за нескольких сокращаемых. И продолжать тащить бизнес, туго затянувший пояс. Не важно, бухгалтер ли это, инженер, юрист или торговый представитель.
- Только если сама по себе бизнес-функция не сократится ввиду избыточности. Водители, секретари, администраторы и прочие офис-менеджеры проредятся обязательно.
Павлик молча соглашается. Днем ранее он сам ломал голову, как заставить сократиться по собственному желанию двух делопроизводителей. Он хотел назвать это лояльностью и сотрудничеством, но по плохо продуманной аргументации больше выходило на содержание не самых приятных статей из трудового законодательства. А Павлик еще и джентльмен, пусть и белорусской закваски, но твердо верящий, что у женщины должен быть выбор. Даже если она - малооплачиваемый корпоративный шантажист с незаконченным средним специальным. Как в таких условиях планировать сокращения?
- Ну а как думаешь, что будет с маркетингом и рекламой? - провоцирую я его.
- А какие сомнения? Качественные маркетологи, способные поддерживать продажи, в цене не потеряют. Если просадка и будет, то за пару кварталов отыграется. А вот дизайн, трейд-маркетинг, SMM, PR и прочие функции «на вырост» и с непонятной эффективностью порежут непременно.
- Согласен. Кто еще в группе риска?
- Все, кто уезжал на заработки в Россию, - выдает вердикт Павлик и, подумав, уточняет. - И в Украину. Последние начали кашлять еще в прошлом году, так что сюрпризов там не будет.
- Строители?
- И вслед за ними водители, банковские специалисты, менеджеры и прочий универсальный линейный офисный планктон. Хотя в этот раз, подозреваю, в числе неудачников могут оказаться и врачи, и учителя, и еще какие госслужащие. Кроме военных, конечно.
Я вспомнил московскую реформу здравоохранения и мысленно поаплодировал Павлику за внимание к деталям. Впрочем, врачи никогда не были в числе мобильного трудового ресурса. Бросать насиженные места им мешают клятва Гиппократа и семейные традиции. Впрочем, о конкуренции за место какого-нибудь педиатра в районной поликлинике я никогда не слышал.
- У нас в стране дефицит медперсонала, - осторожно заметил я. - Особенно младшего. Так что медсестры, фельдшеры и терапевты и в этот кризис наверняка не останутся без работы.
- Без работы, может, и не останутся. А вот без нормальной зарплаты - почти гарантированно, - равнодушно парировал Павлик. - Селу, знаешь, постоянно нужны трактористы, зоотехники и агрономы, но что-то ажиотажа ни в приемных комиссиях, ни в отделах кадров по этим направлениям не наблюдается. Все хотят быть юристами и экономистами, коих и без того навалом по стране.
- И какой из этого вывод?
- Обычный, - Павлик одним глотком допил американо и отодвинул чашку. - Инертные руководителя, может, персонал увольнять и не станут, но зарплаты сократят обязательно. А вот за сильными профессионалами в этом году охота продолжится. Айтишники, качественные инженеры, главные бухгалтера и прочие антикризисные универсалы с высоким трудовым рейтингом отыграют девальвацию быстро. В остальном капитализм, как и прочая красивая сказка, требует жертв.
Каких именно жертв, конкретно от кого и какой именно капитализм потребует, спросить я не успел: пришла официантка и вместе с пустой чашкой забрала у нас остатки серьезных разговоров.
Разве что, еще несколько раз в диалогах проскочило, что кризисом нынешнюю ситуацию никто называть не хочет, и потому отдельные персонажи мучаются подборами синонимов к понятиям «нелепое недоразумение» и «преступная халатность соседей». Кризис в Беларуси вообще импортирован из Вселенной Шредингера: чем более навязчиво его отрицают, тем очевиднее он есть. Был, есть и будет, ибо должен случаться строго не реже чем раз в три года, чтобы ни один рядовой гражданин не потерял профильных навыков. Чаще, внезапнее и драматичнее можно, реже  - нет. В этом плане у нас все делается для народа, и график пока выдерживается. А на это время из доступных развлечений только телевизор и стояние в очередях к обменнику.

Архип и кипящие котлы

За два часа Архип успел разочароваться в Кристине достаточно. Достаточно для того, чтобы уже не договариваться о следующей встрече.
Латте уже остыл, облепиховый чай еще не заварился.
- Размышляешь так, будто в аду стоят не кипящие котлы, а расслабляющие джакузи, - устало кашлянул Архип. - Не думаешь, что перегнешь палку?
Кристина мило улыбнулась и покачала головой.

- Знаешь, в детстве мама говорила мне, что по всей нашей квартире установлены камеры, и она видит меня, когда уходит на работу. Поэтому я никогда никуда не лазила, если мама запрещала. Когда обман раскрылся, я была очень разочарована.
- Случается, - хмыкнул Архип, вспоминая своё детство. - Со временем это проходит.
- Когда это прошло, и я пошла в школу, мама завела другую пластинку. Регулярно предупреждала, что на улице ко мне будут подходить плохие дяди и предлагать конфеты, сигареты и выпивку, а на самом деле будут хотеть от меня только одного.
- Всем так говорят.
- Но не все потом каждый день ждут этих людей.
- Да ладно, - не поверил Архип.
- Просто ты моё окружение не видел, - брезгливо поморщилась Кристина.
- Возможно.
- Но дело не в этом. Главное, что эти люди, которыми мама пугала, так никогда и не появились.
- Это же была аллегория.
- Ну вот поэтому, когда меня начинают пугать адом или какими-то моральными последствиями, я крайне сомневаюсь в этих угрозах, - серьёзно ответил Кристина и потянулась за чайничком.
Архип, воспользовавшись необходимостью поухаживать за спутницей, промолчал.
И действительно, что ещё можно было добавить?

Каждый человек, рожденный свободным, волен устраивать свою жизнь по своему усмотрению, открываясь и открывая, искушаясь и искушая, падая и взлетая. Но всегда остаётся нечто важное в любом течении времени, в любой гармонии и дисгармонии. Уважение к себе. Принятие себя таким, какой ты есть, и безусловная любовь к самому себе. И чем больше лет человеку, чем больше у него опыта, успехов и поражений, чем больше падений и взлетов, тем больше должно быть и любви, принятия и уважения. Потому что все, что было пройдено и пережито, что было создано по крупицам и набросано крупными широкими мазками за долгие годы жизни, все эти потраченные силы и вложенные в жизнь переживания, все это время наедине с собой и внимание к самому себе не могут и не должны оставлять равнодушным прежде всего самого тебя. Как и всякое своё творение, человек не может не ценить созданного. Не уважать результатов своей работы. Вероятно, можно не ценить себя и не дорожить самим собой, но творение своих рук и своей души, в которое вложены их частицы, не может оказаться в положении обреченного на каторгу ссыльного декабриста. Даже несовершенное творение. Незаконченное. Но необратимо должное быть преобразованным в нечто важное не всегда твердой рукой Мастера. Не всегда с большой буквы, но мастера. Уважая себя и ценя себя, как не постараться дать своему самому важному детищу самое лучшее? И в этот самый момент каждый вольно или невольно сталкивается с необходимостью делать выбор. Выбор того, что будет составлять его жизнь, а что должно покинуть и никогда в неё более не войти. Выбор тех, с кем можно будет разделить все радости и победы, боли и невзгоды. С кем можно будет завершить эту работу, в памяти кого она останется, когда все закончится. Мы влияем друг на друга, наш выбор влияет не только на нашу жизнь, и оттого мы ещё больше в ответе за правоту своих мыслей и правильность своих решений. Допускать ли в жизнь только тех людей, на кого можно опереться в трудную минуту, кому можно доверить самое ценное, или дать возможность всем проходить через душу и сердце, превратив себя в транзитный терминал по образцу Денвера. Выбирать чувствами, выбирать внутренним ощущением или полностью положиться на волю и разум. Верить ли в то, что даже неподвластные нам цели подвластно достичь, если хотеть. Каждый сам выбирает свой путь по силам и свою ношу по размеру. Нет правил, которые безошибочно отмеряют для каждого и то, и другое. И мы как-то больше чувствуем, интуичим и полагаемся на привычные логические доводы. Нет одного решения, нет одного пути. И поэтому нет как ни одного правильного для всех, так и одного для всех неправильного. Все индивидуально. Индивидуальны способности, индивидуальны силы, и от этого индивидуальны маршруты, скорости, силы, ресурсы и даже время. И если ты ещё жив, значит, предел возможностей ещё не преодолен

Архип и день рождения


- Ну, как дела? – Архип постарался перекричать музыку.
- Всё путем, - кивнул Макс. - Хороший праздник получился. Знатные дамочки.
- Согласен. Хотя у меня пока пусто.
- Ничего, вся соль ещё впереди. Слушай, у тебя же тоже скоро?
- Да, уже через две недели.
- Как будешь отмечать?
- Думаю на выходных на даче шашлыки устроить.
- Хорошая идея. Кого пригласишь?
- Тебя точно позову.
- Кто бы спорил. А ещё?
- Ну, не знаю. Сашу возьму Путинцева, Леху Кривошеева, Каску и Семёна. Ну, может, ещё кого с работы.
- А Семёна зачем?
- Семён как раз за мясо будет отвечать. Это по его профилю.
- А с девчонками как?
- Пока думаю. Дашу Семёнову можно взять, Кристину с этой подругой её. Белявской, что ли… Леру можно попробовать. Ну или Панчитту. Не знаю пока конкретно.
- Вот ту не забудь пригласить, которую мы у тебя видели на празднике. Как там её звали?
- А-а, эту-то, - Архип помотал головой. - Не помню её имени.
- Она прожила у тебя неделю, а ты не можешь вспомнить, как её зовут? Не верю.
- Да серьёзно. Я его, в общем-то, и не знал.
- Да ладно. И как вы общались?
- Очень просто. «Привет», «Пока», «Давай», «Подожди» и прочее. Может, у неё его вообще не было.
- Не может быть. У всех есть имена. И тем более у тех, с кем ты хоть сколько-то долго живёшь.
- Не уверен. В детстве со мной долго жили хомяк и рыбки. И у них не было имен. Они были просто хомяк и рыбки.
- Это животные! А человек всегда должен иметь имя и фамилию. Как она, по-твоему, паспорт получала?
- Ну разве что по этой причине. Но брать я её всё равно не буду. Хотя ещё двух-трех девчонок пригласить бы не помешало.
- Так давай здесь познакомимся и пригласим?
- Не, я хочу нормальный праздник. А то наберем потом каких-нибудь недотрог, как у Каски на Новый год. Нужны девочки попроще.
- Ты здесь много таких видишь? – улыбнулся Макс. – Где ты среди этих пережаренных в соляриях блондинок с мелированными паклями, скорее похожих на куриц-гриль, если называть вещи своими именами, найдёшь девочек попроще.
- А чем это, интересно, тебе вдруг загорелые блондинки нравится перестали? По-моему, они очень даже сексуальны.
- Какие? Вот эта с виноградом? Или та в нелепом красном платье? Или вон, видишь, которая стоит с лысым? Может, издалека они и сексуальны, только ты лица их видел? Похоже, именно благодаря таким, как ты, любой блондинке ничего особенного делать не нужно, чтобы выглядеть сексуально.
- Может, я эстет, - поморщился Архип. - Не всё в этом мире делается только для секса.
- Всё, братишка, - похлопал его по плечу Макс. – И, чтобы ты знал, с точки зрения девушек, у современных мужчин есть два главных недостатка. Во-первых, они считают, что мы всегда думаем о том, как бы уложить их в постель. А во-вторых, они в курсе, что эти мысли у нас чаще всего расходятся с делом. Если хочешь остаться в глазах женщины мужчиной дела, а не мужчиной слова, необходимо овладеть ею. Даже если ради этого придется идти на осаду или штурм.
- Это уже пахнет насилием.
- Точно такое же насилие совершают женщины, оставаясь якобы неприступными, отказывая мужчинам и делая вид, что им секс совершенно не интересен.
- Кто бы жаловался.
- Да тут, знаешь, все своё обаяние и шарм приходится использовать, чтобы сократить стандартную трёхсвиданку.
- В любом случае, если девушка сдалась тебе слишком быстро, это никакая не твоя заслуга, а тех мужчин, которые были у неё раньше. Чем их было больше, тем меньше тебе понадобится твоего шарма.
- Да уж. К девственнице пока ключ подберёшь…
- Ключ к девственнице в современных условиях открывает и камеру по статье «Педофилия», - со знанием дела сказал Макс.
- Кто бы спорил, - вздохнул Архип и посмотрел на бар. – Ладно, пойдём возьмём что-нибудь.
И правда, что ещё остаётся делать в клубе?

Архип и принципы

- И что с того, Архип?
- Лёш, да ты ничего не понимаешь.
- Объясни.
- Я не переспал с ней в день знакомства только потому, что днём ранее у меня был Макс с Блискером, и половина квартиры в пивных банках.
- Мне бы твои проблемы.
- Слушай, давай без издевательств…
- Ты же говорил, она хороша в постели, - усмехнулся Алексей.
- О, да, - задумчиво кивнул Архип. – Особенно хорошо она работает ртом. У большинства с этим проблемы.
- Ну так ты с ней поедешь или один?
- Лёш, у неё в Facebook даже ссылка на парня есть. Откуда-то из Бонча, что ли.
- Вот и отбивай.
- Издеваешься?
- Нет, - Алексей с удивлением помотал головой.
- А зачем мне такая девчонка, которую можно запросто поиметь в туалете ресторана?
- Ну, твоё дело, - пожал плечами Алексей. – Вечно ты себе понапридумываешь.
- Дружище, понимаешь… - Архип хотел рассказать долгую и печальную лекцию, но передумал. – Учитывая мой опыт, мне вообще сложно доверять женщинам. А после знакомства с Тимуром и его видеозаписями пикаперских отчётов каждый раз в постели с женщиной чувствую себя в стройной череде мужских тел. Братьев по оружию, блин, - Архип едва сдержался, чтоб не сплюнуть.
- У тебя ж вроде как были девственницы.
- И?
- Что ж ты ни на одной из них не женился?
- Ну, - Архип пожал плечами: вопрос застал его врасплох. – Не срослось.
- Так и у этих тоже не срослось.
- Слишком стремительно у них не срастается.
- Да ладно, Арчи! Сейчас какой век? Женщина тоже имеет право хотеть!
- Да ну тебя!
- О, брат… Чего ты боишься? Что ты у неё не первый? – Алексей улыбнулся во весь рот. – Ты лучше позаботься, чтобы быть у неё последним.
- Об этом и разговор, - грустно выдохнул Архип. – Не хотелось бы, чтобы после ответа на вопрос: «А на ком ты женат?», - куча народу могли вспомнить свои приметы. В духе родинки на правой ягодице или привычке не глотать.
- Фу ты, - рассхохотался Алексей. – Испортишь весь аппетит.
- Извини.
- Долго придётся ждать своей особенной.
- А я и не тороплюсь.
- Ну удачи тебе, - усмехнулся Алексей и после паузы с издёвкой добавил. – Романтичный совратитель. ПлАчу и пялю во все дырки, пялю и горько плАчу…
- Да ну тебя, - отмахнулся от него Архип, присмотрелся к дороге и, кивнув на светофор, попросил. – Вот прямо за переходом, если можно.
- Не вопрос, дружище, - кивнул Алексей и перестроился в крайний правый.
А как же иначе лавировать в бурном потоке?

Архип и феминизм.


- Ты смешной, Архип. Мужчинам переживать, что они привлекают девушек упругим кошельком, это как девушкам переживать, что они привлекают мужчин упругой попой.
- На дворе время злобного феминизма и тотальной эмансипации, Ксюша. У мужчин попы не менее упругие и привлекательные.
- Ха-ха-х! – коротко рассмеялась Ксюша. – Что ты имеешь ввиду?
- Всё просто.  Девушки уже отстояли свои права на курение, потому что они ничем не хуже мужчин, и на независимость от кухонно-уборочной функции, потому что они тоже работают и строят карьеры. Скоро отстоят свои права на беспорядочные половые связи, и наступит феминистический коммунизм. Не удивлюсь, если через несколько лет ты будешь привлекать мою попу своим кошельком.
- Чувствуется, тебя это заводит.
- Меня это веселит, - выдохнул Архип и взялся за чашку.
- Ты против равноправия женщин с мужчинами?
- Там и без моего мнения всё решится.
- А в чём тогда причина сарказма?
Архип подумал некоторое время и, отвернувшись так, чтобы Ксюша не видела его глаз, допил кофе.
- Я не против равноправия. Но я что-то не заметил, чтобы женщины отстаивали, например, своё право наравне с мужчинами расплачиваться в кафе на свиданиях и дарить подарки просто так, без повода.
- Архип! – брезгливо поморщилась Ксюша.
- А что? – спокойно ответил тот. – Ты меня поправь, если я не прав.
Ксюша пожала плечами и промолчала, не найдя, что ответить.
- Вот так и получается, что это всё только на словах. Удобно требовать равноправия, когда это удобно. А когда надо… - Архип замялся. – Знаешь, я тут на прошлой неделе пригласил в кафе одну девушку. Раз уж она мне понравилась, почему бы не угостить её латте? Вот только этот латте в результате получился для неё полноценным ужином.
- И что?
- Да всё было бы ничего, но в конце она мне заявила: «Архип, ты такой замечательный собеседник. Давай останемся друзьями!»
- А ты думал, от тебя все без ума? – ехидно уточнила Ксюша.
- Ну, друзьями, так друзьями, - Архип будто не расслышал её комментария. - Я позвал официанта, получил счет и поделил его пополам: мы же друзья. К тому же, я выпил только кофе с круассаном, а она брала и салаты, и горячее, и десерты. Но я всё равно честно поделил на двоих, как друзьям и положено. Только вот девушка почему-то обиделась и не захотела больше видеть во мне друга, - многозначительно усмехнулся Архип. - Видимо, собеседник я на самом деле не такой уж и замечательный.
- Ты же джентльмен, Архип!
- Только рядом с леди, Ксюша, - грустно ответил Архип. – Только рядом с неэмансипированной и нефеминизированной леди...

Архип и сильные женщины

- С человеком расстаться – это тебе не чирей со лба выдавить, - задумчиво сказал Архип.
- Чирей, - с усмешкой повторила Игушкина. – Ты как из прошлого века.
- А я и есть из прошлого века, - не отрываясь от просмотра клипа, ответил Архип, помолчал и негромко добавил. – Впрочем, как и ты. Как и все здесь.
Они сидели в несетевом суши-баре и ждали роллов. Вернее, Игушкина ждала, а Архип медленно отхлёбывал Гиннесс и жалел о своём согласии составить ей компанию.
- Почему вы, мужчины, боитесь сильных женщин? – самодовольно выстрелила вопросом в воздух Игушкина и наполненным грустью вздохом добавила. – Вымирает нынче мужик.
Архип промолчал было, но почувствовал на себе провоцирующий взгляд собеседницы.
- Наверное.
- Что наверное?
- Вымирает.
- Да глупости это, - обиделась Игушкина. – Ты же явно не согласен.
- Не согласен, - кивнул Архип, сделав ещё один глоток и с любопытством рассматривая новый клип какой-то корейской команды.
- Ну так и чего ты тогда?
- Да не боимся мы сильных женщин, - с досадой отвлёкся от клипа Архип. – Просто с ними не удобно.
- Чего это не удобно? – Игушкина явно не ожидала такого ответа.
- Понимаешь, когда ты идёшь поле пахать, то хорошо иметь трактор. На войну едешь – берёшь танк. А в магазин или на отдых на тракторах и танках не ездят. Всякому овощу своё время. Сильные женщины хороши там, где нужны сильные. И это явно не про личную жизнь.
- Глупости это всё! – взорвалась Игушкина. – Это как получается: на работе мужчинам нужны сильные женщины, а в семье – серые мыши?
- Да при чём тут это? – пожал плечами Архип. – Понимаешь, если офицер приходит из части и начинает командовать дома, это уже плохой муж, хотя и, может, хороший офицер. Если сильная женщина может перестроиться, переступив порог дома, то… - он не успел договорить.
- Да как с вами перестроиться? – недобрыми глазами посмотрела на него Игушкина. – С работы приди, есть приготовь, в квартире приберись, за продуктами сходи… -  и остановил её только пренёсший роллы официант. Быстро поставил и ещё быстрее ретировался. От греха подальше.
Архип смотрел на раскрасневшуюся в своей аргументации Игушкину и никак не решался спросить самый сокровенный вопрос: «А при чём тут сила?» Да так и не спросил.
Иногда лучше пить Гиннесс, чем говорить, не так ли?

Архип даже успел испугаться этой вибрации. Всего лишь телефон. Ерунда какая. Пришла sms.
«Архип, здравствуй! Как ты? Карточку не нашёл?» И кокетливый смайлик.
Ах, да, Кристина…  Когда-то она была его подчинённой, много лет назад. Потом пути разошлись, но периодически виделись, когда Архип заскакивал в гости к бывшим коллегам.
«Привет. Уже лучше:) Карточку не нашёл. В метро мы заходили по моей. Как ты?»
Днём ранее в его бывшей, а кристининой нынешней компании, был своеобразный день открытых дверей – специальное мероприятие, куда приглашались партнёры, клиенты и поставщики, чтобы, так сказать, поддержать social network. Что в переводе с языка Шекспира означает «побухать». Пропустить было невозможно.
«Ты уже в курсе, что я одаренная?! Стесняюсь спросить, не Ваших ли рук дело? :) Я… как всегда, лучше всех))» - сумбурно отстрочила полученная эсэмэска.
«Что за бред?» - подумал Архип и пошёл на кухню за соком.
На то мероприятие он опоздал, задержавшись у поставщика. Чуть поплутал по дворам, как вернувшийся с гулянок кот, с трудом разыскал вход и, наконец, ворвался в царство гламура. Что было дальше, догадаться не сложно: и самый печальный беспринципный пессимист не мог остаться прежним в масштабной карусели удовольствий, алкоголя, еды и – отлично! – минералки. И, разумеется, сдобренности общением с менеджерами разной величины топовости и подчинёнными разной степени очаровательности. После алкоголя, впрочем, грани традиционно стирались.
«Одарённая кем или чем?»
Кристина тогда появилась, кажется, не сразу. Но её почти сразу стало много. Архип вспомнил, как брал её на работу незадолго до увольнения и толком так и не успел пообщаться со вчерашней институткой. Теперь Кристина была зрелым профессионалом. «Во всех смыслах», - кивнул сам себе Архип и перешёл на виски.
«Оо)) Нежели не Вы?! Озадачена.. Нежными цветами. «Просто так»…»
- Я так пьяна, - зачем-то повторяла она Архипу, пока тот, не уступив очередному желающему, по третьему кругу гонял медленную песню. И зачем-то неискренне глупо хихикала.
- Пожалуй, пора, - полувынужденно на двадцатом «Я так пьяна» выпалил Архип. – Поехали.
- Куда?
- В Сочи. Дров наколоть, воды наносить. Надо помочь с Олимпийской стройкой, - Архип равнодушно взял её за руку.
- Подожди… Я сейчас, - ответила Кристина и вручила ему свою сумку. Видимо, в знак того, что она точно никуда не денется. «Как мило», - только и успел подумать Архип, прикидывая состояние своей квартиры на предмет готовности к неожиданному адюльтеру.
«У меня, похоже, есть конкуренты. Пора открывать фан-клуб», - не долго думая, отписался Архип и добавил смайлик с двумя скобками. «Я милый», - цинично улыбнулся себе и нажал «Отправить».
Когда они вышли, ливень только начинался, и без зонтика торопиться до метро было сыро и зябко. Кристина, пару раз неудачно наступив в лужи, остановилась, оперлась на Архипа и сняла туфли на шпильках.
- Так быстрее.
- Ты это… Не простынь только, - пожал плечами Архип.
А потом было метро, где они осторожно стряхивали не успевшие впитаться капли, бег по эскалатору перехода и прощальный красный фонарь уезжающей в тоннель последней электрички. Проходящий милиционер просто грустно кивнул на немой вопрос Архипа. Дальше они ловили машину, лавируя между лужами, смеясь, рассказывали друг другу что-то, успевая подсказывать жителю гор удобные маршруты для его непонятного цвета «Пятёрки». А потом Архип ставил чайник и сознательно никуда не торопился, показывал возможность лечь на отдельном диване, рассказывал какие-то байки и, снабдив Кристину оранжевым махровым полотенцем, быстро убирался, прислушиваясь к струйкам душа.
«Фан-клуб?! Не так сразу! Надо отвоевать место на Олимпе…»
Тогда он, помнится, сильно ничего не отвоёвывал. Прохлада из открытого окна заставила вышедшую в длинной футболке «The Prodigy» Кристину поёжится и, быстро отказавшись от отдельного дивана, нырнуть к Архипу. Начиналось всё за упокой. Но дальше из всех возможных баллов Кристина собрала 200% успеха. Кажется, не Архип **** её, а она – Архипа. Особенно его поразили возможности её горла минуте на двенадцатой. Попробовав все места и реально ушатавшись, Архип силой воли завершил забег и упал на подушку рядом. Наверное, они ещё о чём-то разговаривали, он наверняка негромко рассказывал о чём-то приятном и прижимал к себе бывшую подчинённую. Этого Архип толком не помнил. Помнил, что с утра сделал завтрак, посадил на машину и на автопилоте ушёл на работу. Не забыв, впрочем, напомнить о необходимости подтвердить прибытие звонком или sms.
А теперь, видишь, букет. 
«Нда», - подумал Архип, нежно кидая телефон на кровать и садясь рядом. – «Кто-то сходит от неё с ума и дарит цветы, а кто-то жжёт по ночам и с трудом вспоминает имя, проснувшись рядом. Ирония судьбы». И потянулся за пультом, вспомнив, как обиженно жаловалась ему в ночи Кристина, что её все воспринимают как игрушку и ценят только за внешность.
Ирония тут не при чём. Главное – играть за правильную команду. Не так ли?

Upd. А потом выяснилось, что у Кристины есть молодой человек Саша. Вот Архип посмеялся... А иначе зачем нужен Вконтакте?

Архип и барсук

В баре было накурено и стильно. Раньше в этом месте находилось заведение с говорящим названием «Барсук», и это единственное, что не смогло выветрится после того, как бизнес выкупили и полностью переделали армяне. Менеджеры среднего класса все так же многозначительно кивали в ответ на предложение отправиться к сукам, хотя теперь на вывеске красовалось гордое «Times Square».
- Маша? – расслаблено уточнил Архип: хорошо слышать мешала громкая музыка от выступающего вживую джаз-бэнда.
- Саша! – перекрикивая музыку, повторил Антон.
Антон был самым что ни на есть преуспевающим менеджером среднего звена с очевидной перспективой через некоторое время перешагнуть в топы. Солидная зарплата в соответствии с послужным списком, уже наполовину выплаченная ипотека за квартиру почти в центре, хорошая машина и, конечно же, случайная личная жизнь.
- Я с ней познакомился на конференции по маркетингу, но успел только обменяться визитками, - наконец, расслышал Архип детали. – И вот звоню ей сразу после обеда, чтобы у нее стопроцентно было позитивное настроение и готовность к нерабочим мыслям. Мол, давай сегодня в приятное место съездим, покушаем.
- Ну, - кивнул Архип.
Более чем красивая барвумен, при приближении которой непроизвольно хотелось выпрямиться и начать улыбаться, принесла Guinness.
- Она согласилась, конечно. «Где», - спрашивает. – «Встретимся?» Я отвечаю, что заеду, куда она скажет. «Хорошо», - говорит. – «Молодежная десять, первый подъезд». Ну, Молодежная, так Молодежная.
- Это же на другом конце города?
- Поэтому я и назначил встречу на восемь, - кивнул Антон, отхлёбывая пиво.
- И что?
- Она спрашивает: «Как я тебя узнаю?» Я говорю, мол, белая шестерка с без пяти восемь прямо под подъездом.
- Так и в чём проблема-то? – не понял Архип. Его фантазия никак не могла смоделировать такое продолжение из этой вполне обыденной ситуации, которое могло бы привести к этой растерянной подавленности всегда улыбающегося уверенного в себе Антона.
- Она услышала и чуть не криком: «Антон, ты чего? Какая белая «шестерка»? Ты за кого меня держишь?» - Антон с ненавистью снял галстук, то и дело намеревающийся залезть в бокал.
- Неужели ей настолько не нравится белый цвет?
- Я сначала тоже так подумал. Говорю, мол, что в новом кузове белый цвет смотрится вполне красиво. Машина-то совсем новая, не битая, не царапанная. К тому же, я вчера был на мойке, так что проблем с грязью не будет.
- А она?
Архип очень хорошо помнил, как весной после получения солидной премии за прошлый успешный год Антон приехал на своей белоснежной A6 3.0 TFSI quattro AMT, решив вместо досрочного погашения ипотеки порадовать себя на тридцатитрехлетие. Кто из офиса в тот день мог остаться равнодушным? А теперь какие-то проблемы с непонятной Сашей.
- Она сказала, что не интересуется мужчинами, передвигающимися на таких машинах. Я хотел было уточнить, что у меня комплектация с трехлитровым двигателем, но подумал, может, ей марка просто не нравится. Кто знает, может, просто неприятные воспоминания.
- И?
- Говорю: «Тебе «Audi» не нравится?» И она, представь, выдыхает в трубку вопросом: «Audi»?» И молчит. Тут у меня уже нехорошие мысли сами собой вылезают. Она мне: «Ой, извини. Всё в порядке, забудь», - и ласково так добавляет. – «Ровно в восемь под подъездом». Кошечка, блин.
- Ну, а ты?
- А что я? В Антверпен таких недопроституток! – Антон задумчиво вертел почти полным бокалом. Это что за car-control на входе?
Архип молча поднял бокал, Антон молча ударил его своим, они молча сделали несколько глубоких глотков и повернулись к сцене: вокалистка закончила очередную перепевку и принимала аплодисменты. Что не говори, а джаз в TS был хорош.
«Хорошо, что «Барсук» выгнали», - неспешно хлопая в ладоши, подумал Архип. – «Как бы их и из жизни попросить бы?» А что ещё можно пожелать холостому мужчине для счастья? 

По пятницам Архип придумывал себе развлечения. Это кто-то стандартно в клуб или с пивом на диване, а Архип считал себя эстетом, поэтому удовольствий, достойных только люмпенов, не допускал. В этот раз решил пообщаться в каком-нибудь чате.
Залез в поисковик и ткнул в практически первый попавшийся. Впрочем, с непривычки пришлось покопаться. Через несколько минут юзер
R-Hip зашел в комнату «Знакомства» и внимательно изучил профайлы присутствующих женского пола. Большинство вместо фото либо беззастенчиво ставили кинозвезд, либо лучше бы ставили кинозвезд вместо настоящих аватарок. Понравилась единственная. Иванна Иванова, 18 лет.

- Добрый вечер, - подкатил Архип нехитро. – Прекрасные лица тут, похоже, редкость. Что же ищет здесь столь прекрасная мадмуазель?
- Интерес в глазах мужчины, - почти сразу ответила Иванна.
«Хм», - Архип перечитал ответ несколько раз. – «Надо же. Любопытно».
- А как же классика: "Чем больше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей"? – уточнил Архип и для верности поставил смайлик.
- Классика не подводит, - ответила Иванна. – У меня так и получалось всегда. Кто меня любит, мне не интересен, а кого я, то им не интересна я.
«Забавная», - только и успел подумать Архип, как Иванна продолжила.
- Расскажите о себе, - и тут же. – Я, кстати, пока еще замужем, но скоро разведусь. Так же у меня есть сын, который пока останется с мужем. А я подыскиваю нового мужа.
Такого напора Архип, признаться, не ожидал. Похмурился немного, но, решив, что терять особо нечего, решил продолжить.
- Если о себе, то зовут меня Архип. Какой-то объем фотографий можно найти в профайлах, - и он, покопавшись, выдал ссылки на Facebook и Вконтакте. – В остальном всё просто: с удовольствием путешествую, смотрю фильмы и слушаю музыку. Это к прочим разумеющимся вещам в духе общения с друзьями, выездов на природу и тому подобному, - Архип задумался и дописал. - Расскажите что-то о себе?
- А я – Катя, - признала Иванна. - 18 лет. Живу семейной жизнью с мужем и ребенком за городом. Не работаю и не работала. Наверное, если сжато, то все. Вкусно готовлю и рисую неплохо.
«Чем дальше, тем больше», - усмехнулся Архип.
- Как же такую красавицу муж отпускает?
- Уже с легкостью. Хотя не хотел, но меня ж не удержать. Если я чего-то задумала, то все. Тем более, что мужу 50 лет. Оно ему надо – кого-то держать?
- Да, непростая ситуация. В институт никогда не планировали?
- Нет. Что там делать? Только годы жизни терять. Я всегда хотела отделаться училищем, но и туда поступать не стала. Зато я многое успела к 18 годам по сравнению с другими.
- Многое успела?



продолжение историиCollapse )

Осень пахла корицей и отчего-то особенно яркими шашлыками около армянского ресторана. Ветер уже заставлял ёжится, на веранде не спасали даже закрытые окна, и Архип несколько раз успел пожалеть, что выбрал не душный в период летних походов полуподвальный бар.
- Знаешь, - Александра положила ногу на ногу и многозначительно посмотрела на него. – Есть такая красивая история.
- И какая? – задал Архип прямой вопрос после того, как понял, что она всё таки не продолжит.
- Пришли как-то выпускники к профессору, и он по старой традиции налил им чёрный чай без сахара. Выпускников было десять, а чашек – двенадцать. Две из них надтреснутые. И когда он пригласил всех разобрать чай, именно две и остались стоять на столе бесхозными.
- Что-нибудь ещё? – официантка принесла роллы для Архипа и какой-то странный десерт для Александры.
- Нет, - покачал головой Архип за обоих, дождался, пока официантка кивнёт в ответ и оставит их в покое. Обычно обслуживающий персонал был не столько предупредительный, сколько приятный внешне. «Возможно, дело просто в молодости», - подумал об этом Архип, потому что эта, даром что немногим за 20, была отталкивающе некрасива. И так же непредупредительна.
- Архип! – вернула его из размышлений Александра.
Он извинительно улыбнулся, но вместо ожидаемого осуждающего взгляда встретился с ложкой десерта.
- Попробуй. По-моему, слишком много орехов.
Архип послушно решился на дегустацию и тут же пожалел: всё было приторно сладко, жирно и излишне вязко.
- Да, пожалуй, перебор, - кивнул он и напомнил. – Так что там с чашками?
- Да, про чашки. Остались две надтреснутые. Профессор спросил: «Как вам чай?» Все отозвались, что он всё так же вкусен и приятен. «Заметьте, что вы взяли чашки ради чая. От того, целая она или с трещиной, вкус чая остаётся неизменным. Тем не менее, каждый из вас захотел красивую чашку, а старые со всё тем же вкусным чаем остались не востребованы», - заметил профессор, - сказала Александра и многозначительно посмотрела на Архипа.
- И что?
- Ну как что? – удивилась его непониманию Александра. – Люди уделяют слишком большое внимание внешней красоте, в то время как важна внутренняя ценность!
- Глупости, - негромко хмыкнул Архип.
- Как же глупости? – обиделась Александра. – Людям важнее красота чашки, а не её содержание: разве это правильно?
- Знаешь, это всё слова, - равнодушно ответил Архип. – Если бы людям нужно было, скажем… - он задумался, придумывая пример. – Скажем, быстро добраться из одного конца города в другой, то они, по идее, должны были бы пользоваться метрополитеном. Тем не менее, с каждым годом количество машин только растёт.
- Вот именно! – перебила Александра. – Я об этом же.
- А это потому, Саша, что важно не только проехать, но и сделать эту часть своей жизни приятной. Людям в машинах важно не просто сесть в одном месте и выйти в другом, а комфортно провести это путешествие.
- Не понимаю, - искренне пожала плечами Александра.
- Если бы выпускникам хотелось просто попить, они бы не просили чай, они бы спросили воду. Чай – это символ. Смысл не в воде, а в традиции или ритуале, уж не знаю, что там главнее. А раз смысл не в утолении жажды, то ценность имеют все символы. И чашка тоже.
У веранды рядом с потрёпанным жизнью «Опелем» остановилась новая «Инфинити», и Архип было подумал, что можно вспомнить и про гигантскую пропасть между этими средствами передвижения, но решил не наступать на больную мозоль Александры, помешанной на лакшери.
- Жизнь – это не те моменты, которые прожиты, а те, которые запомнились. Или как там у вас говорят ВКонтакте? Вот потому я и не хочу, чтобы моя жизнь состояла из воспоминаний о треснутых чашках и толкотне в подземке, - закончил он свою мысль.
На последнем слове на веранду зашла официантка с мужчиной, который приехал на «Инфинити». Он посмотрел на посетителей, что-то сказал чуть позже вошедшей спутнице, и они ушли в закрытый бар.
«И без вот этой официантки», - подумал Архип. – «Не хочу, чтобы она осталась в моих воспоминаниях и стала частью моей жизни».
Александра тем временем воспользовалась спасительным звонком от подруги и обсуждала поход на «Духless».
- Туда не пойдём, там кресла плохие, - не терпящим возращений тоном говорила она в мобильный. – Я хочу смотреть с комфортом.
«Потому треснутым чашкам и не место в нашей жизни», - незаметно усмехнулся Архип и потянулся за меню. – «Это только на словах мы все правильные».
Или треснутые чашки надо выкидывать, потому что есть такая примета?

Архип и лишние знания

- Да ерунда это всё, - пожал плечами Архип. – Нынче те, кто много знают, быстрее не старятся.
- Да ну тебя, - махнул на него Костя и махнул рукой официанту.
Беседа не клеилась, как дешёвые обои на чересчур разведённом клейстере. Двумя часами ранее Костя узнал, что Соня, его новая подруга, прекрасно разбирается во всём разнообразии рюмочных их не самого бедного, в общем-то, района. Не соберись он смотреть матч «Барсы» со «Спартаком» в ближайшем спорт-баре, и  не было бы этих рекомендаций от Сони: «В этом водка палёная, в этом пиво разводят, в этом заказы путают…» Он, опешив, прервал подругу не сразу, и она успела прокомментировать добрую треть открытых Яндексом заведений. Костя сонины знания по достоинству не оценил, назвал подругу нехорошими словами (впрочем, без мата и унижений), хлопнул дверью и ушёл. В общем, поругались. Какая уж тут «Барса»?
Это луговой мотылёк  Loxostege sticticalis в мире пребывает недолго, и переживать у него нет никакого повода: всё равно, не ровен час, или кто-то съест, или сам умрёшь. А Костя собирался жить вечно, поэтому нужно было срочно решать, как вытаскивать занозу из сердца. На стремительном совещании-летучке с Архипом было решено перенести траур в ближайший бар. Довести, так сказать, дело до логического финала. Клин клином.
Выбирал Архип. Почти наугад. «Тут пиво не доливают», - вспомнил Костя сонин коммент, когда они вошли в выбранное заведение.
- Да чего ты придираешься? - хмыкнул Архип.
Так слово за слово и поругались.

- Она же не из Интернета это всё узнала, - горестно заявил Костя, решив прервать молчание. «Карлсберг», кстати, и правда принесли недолитым, но ругаться не было никакого желания.
- Может, она просто любопытная, - не особенно-то убедительно вернулся к другу Архип. – Она ж вон как вкусно готовит. И поёт красиво. И выглядит стильно. Это всё активное отношение к жизни.
- Это всё практика, - перебил его Костя. – Я как вспомню, как хороша она в постели, так… Ух! – он стукнул кулаком по столу и замолчал.
«Нда. Не на курсах же благородных девиц она это, в самом деле, проходила», - вздохнул про себя Архип и сделал большой глоток. – «Лучше бы молчала, честное слово».
Рыцари, если сдаются, только под натиском превосходящих сил противника. Последовавшее сражение лишило бар семи кавалерий пива и четырёх отрядов водки по пятьдесят каждый. В плен был взят кошелёк неудавшегося Ромео. Удалось отбиться банковской картой.
Спустя три часа, вернув домой порядком набравшегося Костю, Архип возвращался к себе и в темноте думал о том, какие фразы лично ему бы не хотелось услышать от своей девушки. В голову что только не лезло.
- Странно, обычно парни от моего язычка быстро финишировали…
- Ну, в попу, так в попу…
- Подумаешь, фотографии. Я ж пьяная была. К тому же, сейчас же у меня там полосочка…
- Втроём мне не понравилось. Вчетвером тоже. Ни разу…
- Пусть не врёт. У него маленький. А трое из его друзей обрезаны…
- Под травкой я возбуждаюсь быстрее. А если «первый», то отключаюсь в 4 из 5 раз.
- О, а ты любишь в презервативе? Надо же…
- Да ничего страшного, что топлес! Кто меня такой не видел?
- Это мифы. Шестидесятилетние в постели ничего не могут. Уж сколько ни пытались...
- О, эту язвочку я знаю. Надо к венерологу. Но орально не передаётся, проверено.
- У двенадцатилетних совсем маленький, да и быстрые они слишком. Зато если их много, они такие забавные, как сурикаты…

- Герпес не так неприятен, как гонорея или сифилис. А если триппер, то через несколько недель та-а-ак чесаться начинается, что не спастись. Особенно если летом. Зимой холодно, не сразу понятно…
- Я так убиваю в себе лошадь…
- Это я по пьянке с отчимом отожгла. Он у нас красавчик…
- Имени его не помню: в клубах в туалете всегда темно. И лица не запомнила: мы только познакомились…
- На моё горло никто ещё не жаловался…
«Тьфу ты», - брезгливо сплюнул Архип. – «Вот же фантазия у меня».
Начинался дождь, надо было торопиться. Архип накинул капюшон и ускорил шаг. Нельзя было признаваться самому себе, что некоторые из фраз были совсем не придуманными.
«Барселона», кстати, победила.

Когда-то давным-давно, когда деревья были маленькие, а молдаване считались не дешёвыми строителями, а весёлыми виноделами, Архип познакомился с радостями секса. Первый опыт, конечно же, был самым подлым образом похож на запуск дорогой китайской петарды: долго выбираешь, много ждёшь, ещё больше предвкушаешь, а на выходе – бах! – и через несколько секунд праздник закончился. Единственная осмысленная радость – от петард невозможно устать. По крайней мере, у Архипа не получалось.
Первые опыты походили на эксперименты алхимика, при которых и элементы назывались неправильно, и смешивались в самых нелепых последовательностях и пропорциях. Молодость всё переваривала. Как и всякому уважающему себя средневековому чародею, Архипу полагалось не предохраняться. Что он толи по простоте душевной, толи по наивности юношеской и делал. Как пронесло светлую голову Архипа от подарков безрукой статуи, непонятно, но первое знакомство с правнуком «Изделия №2» случилось только спустя много лет.
- Вот, - сказала одна из его немногочисленных в ту пору поклонниц. – Возьми, - и вытащила из тумбочки в съемной квартире заветную вещицу.
Архип пожал плечами и сделал следующий, при том весьма значительный, шаг в собственном интимном образовании. Во всех смыслах это был эксперимент: даже одевать пришлось впервые, так что условия оказались самыми что ни на есть полевыми. Архип справился. Похоже, даже в делах интимных без головы иногда ну совершенно никуда.
Не известно доподлинно, чего Архип боялся больше: детей или походов к садистам в белых халатах, - но изделия с тех пор он покупал регулярно, а в случае отсутствия в незащищённой близости отказывал. Ну или пользовался её альтернативными вариантами. Юность, она всегда такая: обязательно найдёт выход.
Пока однажды не случилось, что резиновые вратари самым подлым образом закончились предыдущим днём, а день грядущий настолько не предвещал продолжения банкета, что походов «за чем-нибудь к чаю» Архип даже не планировал.
Вся печаль ситуации была осознана только в тот момент, когда изнывающая от желания юная фея почти залезла на него с ногами в съёмной квартире, и тут уже стало не до шуток. Какие уж тонкие намёки, когда она принялась расстёгивать ремень. А без вратаря с новой командой вероятность гола растёт строго геометрически.
Кто-то ставит всё на «Семь красное», кто-то ездит без страховки на мотоцикле, кто-то устраивается работать к кавказцам, а Архип решил рискнуть по-своему.
«Один раз – не…» - подумал он про себя, подвиснув на несколько секунд в процессе нахождения рифмы. – «Один раз – забей свой пас!» И забил. А что? Как говорится, дали мяч - {фигачь}!
Так Архип снова ощутил себя зелёным тинейджером. Дама была не против: страсть просто не дала её сомнениям никакого шанса. Было весело и азартно. Заминка произошла только в последние секунды, когда Архипу пришлось срочно придумывать финал пьесы. В предыдущих постановках всё было просто и понятно. Но не сейчас.
Впрочем, справился. 
Жаркая подруга испарилась как сторублёвка на переполненной останове, а Архип взялся гадать на остатках совести вероятные исходы эксперимента.
Так или иначе, но пронесло. Никто не пришёл в гости, не позвонил и не прислал провокационного резюме. Ни Милосская В., ни бог плодородности хрюшек. Ну и замечательно.
И хотя каждый раз Архип клялся себе, что без вратаря никуда, но моральные принципы оказались полностью повержены. Этих особых своих девочек, между которыми у него не оказывалось совсем ничего в прямом смысле этого слова, Архип иногда в шутку называл про себя молочными сёстрами. И старался хотя бы не расширять круг. Тем более, что подавляющее большинство партнёрш всё же следили за наличием контрацепции.
Однажды жарким летним вечером одна из таких, которая «Без? Ни-ни!», сидела на полуголом Архипе, лежавшем, в свою очередь, на широкой кровати, и беззастенчиво провоцировала его органы на развратные действия. Когда провокации достигли предела, Архип ловким движением избавился от остатков одежды и почувствовал, как упёрся в жаркое и влажное. По негласному правилу сложившейся практики, через полминуты можно было тянуться за запасами на тубмочке. Но девушка, покачав бёдрами, осторожно отодвинула трусики, замерла на секунду и пустила Архипа как есть. Архип растерялся было, но взял себя в руки и продолжил по стандартной схеме.
«Будем считать, что это – знак особого доверия», - сказал он сам себе, когда мысли о произошедшем решили злоупотребить его гостеприимством и помешать наслаждению.
Или доверие, или азарт. А какие еще бывают причины незащищённых связей? Третьего, пожалуй, не дано. Наслаждайтесь.

Архип и мечты

Где-то в душе уязвлённое чувство справедливости не то, чтобы грызло Архипа, но как-то навязчиво ныло под лопаткой. «Странная это всё же штука», - думал он, поднимаясь на лифте. – «В детстве точно знаешь, чего хочешь: машинку, велосипед, море, - но понятия не имеешь, как заполучить это без помощи взрослых. То есть в детстве на случай любых возможностей точно есть план обретения счастья. Всё просто и понятно». Лифт остановился и приготовился исторгнуть пассажира из своего чрева. «А стал взрослым», - Архип спешно направился к двери, доставая огромную связку ключей. – «Возможностей появляется сколько душе угодно. Какую хочешь машину? Какой цвет, какая марка, какой год выпуска? Какой велосипед: горный, трековый, спортивный или ещё какой-нибудь? На какое море: Чёрное, Красное, Средиземное или экзотическое? Вот только сразу желания куда-то странным образом испаряются». Замок поддался с традиционным напряжением, и скрипнувшая дверь пригласила Архипа в прихожую. «Опасно становиться взрослым», - Архип кашлянул и принялся снимать кеды. – «Никакой простоты и упорядоченности. Стоишь в полной экипировке посреди поля и понятия не имеешь, куда пойти. Похоже, где-то по дороге во взрослую жизнь я повредил себе смекалку». Он прошёл в большую комнату, не раздеваясь, сел в любимое кресло и щёлкнул пультом плазменного телевизора.
У Архипа было всё, о чём он мечтал в детстве. Даже то, о чём мечтал год назад, или было, или вот-вот должно было появиться. Было даже то, о чём перед его появлением и помечтать толком не успел. Вот только ощущение счастья так и не захотело поселиться в его грудной клетке. И оставалась ещё целая жизнь впереди, и возможностей было на любое желание. Проблема, о которой никто и никогда не предупреждал, была в другом.
«Чего теперь хотеть-то?» - спросил Архип сам себя, разглядывая клипы. – «В мире, где даже при всей скудости выбора всегда есть какая-нибудь альтернатива». 
Переключил музыкальный канал на новости и принялся смотреть последние события, в которых кто-то хотел переизбраться, кто-то – свободы, кто-то – денег, а кто-то – смерти капитализма. У всех были свои великие мечты и большие желания. У Архипа они кончились. Машин не хотелось, о морях не мечталось, велосипеды – так те вообще были в тягость.
«Пожалуй, нужно тоже ввязаться в какую-нибудь заварушку», - кивнул он сам себе. – «А там, глядишь, и смысл появится, и мечты, и желания».
Вот так у примерно 85% людей старше 25 и погибает их личный Данко. И вот так смешно и по-своему нелепо пытается воскреснуть. Знакомо, не так ли?

Архип и социальные сети

- Мы должны работать как одна команда! – вещал тренер заезженные банальности. – В этом наша сила!
Архипу не к месту вспомнился старый анекдот про студента, которого бабушка спросила: «Милок, как найти Площадь Ленина?» «Очень просто, бабуля», - ответил студент. – «Надо длину Ленина умножить на ширину Ленина». «И этот тренер такой же верный, как и нафиг никому не нужный», - вздохнул про себя Архип.
- Разрешите? – неожиданно протиснулась в открытую дверь эффектная блондинка.
- Проходите, - кивнул разгоряченный собственным выступлением тренер и папкой указал на пустое место в первом ряду. Как раз удобное для того, чтобы Архип мог хорошенько разглядеть новенькую.
Конечно, пятнистый комбинезон не мог не выдать провинциалку, но, вдоволь насмотревшись на профиль, Архип решил попробовать. За спрос денег не берут. И в ближайший же кофе-брейк подошёл в опоздавшей. Поводом стала помощь с добыванием кипятка для извечной бурды производства «Nestle», от одного вида которой хотелось морщиться и кривиться.
- Ну, как вам тренер, - зашёл Архип с нехитрого козыря, передавая двойной одноразовый стаканчик.
- Да так себе, - только и нашлась блондинка и хлебнула слаборастворившейся жижи. Наживка однозначно была захвачена.
Далее речь пошла уже понятными клише, во время обмена которых Архип убедился в провинциальности своей знакомки, но никак не мог определить, сколько же ей лет. С одной стороны, интеллект выдавал развитие на уровне 23-24 лет, а вот косметика, жесты и прочие мелочи стремительно набрасывали до 30.
- Возвращаемся, - объявил начало очередной части тренинга ведущий, и Архип не преминул воспользоваться шансом.
- Давайте же оставим координаты друг друга на случай… - он долгие 3 секунды придумывал повод и решил не особо углубляться. – На случай, если захотим попить приличное кофе в приятной компании.
Улыбнулся и достал телефон, практически не оставив блондинке шансов.
Она помялась пару мгновений, но, вздохнув, сдалась.
- Вот и отлично, - Архип нажал на кнопку вызова. – Меня зовут Архип.
- Катя, - грустно вздохнула девушка.
- Отлично, Катя. А пока давайте позанимаемся.
И они позанимались. В процессе Архип сделал всё, чтобы выставить себя в нужно свете, и к концу очередного модуля интерес Кати к новому другу очевидно возрос.
- Видел бы, как она на тебя смотрела, пока ты рисовал решение кейса, - ткнул его в плечо коллега, когда Архип сел на место после презентации своей команды.
- А то, - удовлетворённо кивнул Архип. – Старая школа.
А самому не давал вопрос о возрасте блондинки.
«Всё таки ей ближе к 30», - с грустью решил он и с этой мыслью ушёл на очередной перерыв. Пухленькие губки и щёчки не могли скрыть малозаметных невнимательному зрителю деталей.
- Я работаю помощником руководителя департамента, - улыбнулась Катя после череды банальностей.
- Нравится? – зашёл Архип издалека.
- Так себе, - честно вздохнула Катя. – В других местах было поинтереснее.
- Сколько же у вас трудовой стаж? – в ход пошёл уточняющий возраст вопрос.
Катя помялась и с хитрой улыбкой побила мелкий козырь.
- Уже несколько лет так работаю. То личным помощником, то руководителем административного отдела.
- Учились в профильном институте? – не сдавался Архип. Дальше мог бы идти вопрос: "Как давно закончили?" Или другой, но это уже по ходу нужно ориентироваться.
- Нет, - Катя отбила и эту карту. – Сначала пошла на педагогический, но потом переехала из Самары и училась на туризм на заочке.
«Самара», - улыбнулся сам себе Архип, но тут же посерьёзнел: Катя так и не дала толком никаких зацепок. От 24 до 30. Никак не конкретнее. С этим они ушли на последний тренинг.
- А есть ли вы в Одноклассниках или Вконтакте? – спросил Архип, когда после завершения процедур они спускались на первый этаж по лестнице. Про Фейсбук он благоразумно промолчал. В его табели о рангах это было проявлением самой развитой благоразумности.
- Я есть только в Одноклассниках, - подтвердила самые печальные догадки Катя.
- Отлично, - кивнул Архип, сказав это то ли грустной новости об уровне развития, толи хорошей – о возможности понять возраст. – Как вас найти.
- Катюшик и четыре бесконечности, - улыбнулась Катя.
«Ещё бы», - подумал Архип с грустью. – «Блеснула, блин, оригинальностью».
А вслух сказал:
- Хорошо, я добавлю.
На том и попрощались.
Вечером с Катюшиком и её бесконечностями случилась целая котовасия. Как только Архип не искал, сколько бы бесконечностей и городов не переставлял, Катя не находилась упорно.
«Не могу найти», - отбил Архип ей смс.
«Сейчас я сама добавлю», - ответила она. – «Ты там под настоящим именем?»
«Вот глупости», - подумал Архип и отписался. – «Конечно. На фото я крупно».
Все приличные люди, по мнению Архипа, не занимались всякой ерундой в духе придумывания имен похлеще и выставления фотографий с собою поменьше, а прочими деталями в духе машин и пейзажей - побольше. Или с непонятными рисунками.
Одноклассники уведомили, что его хочет добавить ~~Катюшик~~.
«Твою мать!» - это было единственное приличное из того, что в первые минуты подумал о Кате Архип. – «Какие четыре бесконечности? Две волны спереди и две волны сзади!» - с досадой о глупо потраченном времени на поиск отозвался он в пустоту.
Добавил Катю и проверил. Ни города, ни возраста.
«Нда», - усмехнулся очередной битой карте Архип и принялся изучать анкету.
В разделе друзей обнаружилась некая Лена, помеченная как одноклассница.
«Ну-ка, ну-ка», - с надеждой ткнул на неё Архип и, наконец, угадал. – «Лена Городнова. 27 лет. Спасибо, Лена!». Лена была замужем, на фото - с ребёнком, поэтому переживать о возрасте, похоже, даже не собиралась.
Архип откинулся на спинку стула и вспомнил, как его водила за нос Марина, уверявшая, что ей 23 года. И вроде не было на странице Вконтакте возраста, но окончание института в 2009 году, обозначенное там же, его смутило. «Нет», - убеждала его по телефону Марина. – «Это ошибка. На самом деле, 2011». Но ошибку не поправляла. И это вводило Архипа в легкое замешательство, пока однажды он не обнаружил у неё же в деталях подробности окончания школы: №13`03. И приписка – класс «А».
«То есть», - нехитро подсчитал Архип. – «Общеобразовательную школу ты закончила в 14 лет. Ай да умница, Марина. Настоящий вундеркинд в прошлом».
В общем, стало понятно и отсутствие фотографий, и другие нестыковки. "Вовремя", - мысленно поблагодарил своё любопытство Архип, у которого отношения с Мариной её усилиями могли превратиться в нечто серьёзное.
Кому-то социальные сети – зло, а кому-то – добро и друг-помощник. Иначе зачем они нужны людям?

А я тебя знаю? Да? А откуда? А почему ты держишь меня за руку? Синего цвета? Шелковые? Соня Рикель? Серьёзно? И тебе понравилось? А что такое «кардиган»? Группа? Одежда? С чего вдруг мне знать? Для молодёжи? А я кто? Это ты мне дала ту сигарету? А откуда она у тебя? А ты давно его знаешь? Что значит: «При чем тут это?» Ему можно верить? Мы не схлопнемся через пять минут? А нас не схлопнут? Откуда такая уверенность? Ну а шелк ты почему тогда не смогла? Это действительно не самое улётное, что ты пробовала? Тогда почему мне так хочется пить? Так надо? И идти на улицу под дождь тоже надо? А почему бы не остаться? Давай попросим счёт? Когда ты успела? Расплатилась? А сколько? Почему «не принято»? Ты ничего не забыла? А шарф? Как не твой, если никого больше нет? Почему ты смеёшься? Зачем ты ловишь такси? А разве ещё не рано для клуба? И что? Он нас правда пропустит? В это время? А меня? С чего вдруг? Со мной? А ничего, что я в костюме? Что же ты делала, что он должен тебя ещё год бесплатно поить «Финляндией»? Серьёзно? А можно, я выйду? Зачем ты меня целуешь? А можно ещё? А ещё? И почему ты сама подталкиваешь мою руку себе к трусикам, если мы всё ещё в такси? У кого так принято? Что значит заткнуться? А откуда у тебя мой платок? И почему таксист не взял денег? Ты не шутишь? И он тоже? О, небеса, как я смогу это выдержать?.. А как тебя зовут, детка? Почему ты смеёшься? Уже говорила? А почему я не помню? Ты не обманываешь? По мне видно? Неужели по брюкам? Нет? Меня сдала рубашка? Почему утром расскажешь? Мы разве собираемся…? Зачем на один номерок? Чтобы я не сбежал? Ну куда я от тебя сбегу? Кстати, ты уже сказала мне, как тебя зовут? И почему мы на «ты»? Серьёзно? А как долго? Я? В шёлк? И вот прямо так и сделал? И есть свидетели? А меня потом никто не убьёт? Слушай, а откуда у тебя бронь на такой столик? Прямо в самом лучшем месте? И что это за: «Как обычно?» Он тебя знает? Откуда? Все тебя знают? А откуда я тебя знаю? Пригласил? А почему ты согласилась? И почему ты снова тянешься целоваться? Правда, тебе приятно? Зачем в туалет? Как это «можно», он разве не женский? Посторожить? Подержать изнутри? Подержать за руку? Можно, я отвернусь? А при чём тут моя молния? И что значит: «Так тебе спокойнее»? А в рот обязательно? А у тебя есть резинка? А ничего, что я не буду долгим? Ты правда не против? Откуда же ты такая на мою голову? Я уже спрашивал, как тебя зовут? И что ты ответила? Серьёзно? Мне все таки выйти? Подождать за дверью? Ты стесняешь? А теперь-то чего? Серьёзно? Ты всегда такая забавная? Можно, я сам заправлюсь? А если кто-то зайдёт? Почему? Случайно? Да как тут можно случайно, если тут нет писсуаров? В мужском нет? А откуда ты знаешь? Что значит: «Заткнись?» В пятый? Можно, я пойду в бар, возьму выпить? Что за сигарета? Покурить? На улице? Ну зачем так больно? Ты думаешь, я этим шутил бы? О, небо, ну что за девчонка? Почему и правда никого нет? Кто придумал выкрасить всё черным? И почему такая громкая музыка? Где динамики? А этот коридор на выход? Может, вернуться к ней? А вдруг она подумает, что я глупый? А вдруг, что трус? Ну какой я трус, честное слово? У вас огонька не найдется? Вы уверены, что видели? А почему я не помню? Один раз? Вы серьёзно? Можно, я вернусь? Выход туда? А где тут бар? Скажите, а вы не видели, блондинка в синей юбке…? В голубой? Ещё не вернулась? Можно мне виски? Почему самбуку? Вы серьёзно? А как её зовут? Вестага? Это имя? Какое прозвище? Она тут работает? Отдыхает? И как же она отдыхает? Вы серьёзно? А мне не поздно ещё исчезнуть? Поздно? Невозможно? Почему вы молчите и улыбаетесь? Привет, ты уже вернулась? Тоже самбуку? Повторить? Нет, куда мне спешить? С ним? О чем мы могли с ним говорить? О тебе? А что он о тебе может знать? Ты серьёзно? А можно, я тебе не поверю? А что это? Сто долларов? Просто свернуть? И что? В нос? Вот это? Порошок? А ты уверена? Это то, что я подумал? Как в фильмах? Ты ему доверяешь? Можно, ты первая? Почему пропускать мужчин? Ну, давай уже ты будешь объяснять без шлепков? Можно? Вот так? Сразу и сильно? Должно быть так холодно? Это меня не убьёт? А почему музыка стала громче? А почему ты улыбаешься? А можно ещё один поцелуй? Зачем ты торопишься? А можно, я останусь в тебе? Ты не против? Зачем на танцпол? Почему вокруг всё кружится? Мы только втроём? Почему она тебе улыбается? Ты её знаешь? Ты не возражаешь? Как вас зовут? Марина? Карина? Арина? Нина? Почему я никак не могу расслышать? А чего вы обе смеётесь? Вы подруги? Одноклассницы? Одногруппницы? Как это – «согруппницы»? Институтские? По какой другой учёбе? При чём тут жизнь? Встреча выпускников? В среду? У кого такие правила? Куда поехать? К ней? К Ирине? А почему вы спрашиваете? Шутите? А надо было? У тебя всё хорошо? У вас тоже? Можно на «ты»? И как давно вы друг друга знаете? Водки? Почему дважды? Такси? Уже ждёт? А когда ты успела? А почему Эвелина держит меня за ягодицу? У кого? Ты не шутишь? А почему? Ей правда 27? А чем? Собственный? Уже пять лет? Красное «Вольво»? Ты видишь? А почему без шашечек? Мы в черную? А это разве не лимузин? А откуда? А сколько? Втроём в лимузин? А можно музыку погромче? А почему Василина меня целует? А почему не в губы? Ты не против? Ты хочешь присоединиться? А водитель не видит? Шампанское? А градус понижать разве не опасно? А можно аккуратнее? Вы шутите? Пять костюмов? А зачем покупать, если можно этот не пачкать? Снять? А если я стесняюсь? А ничего, если у меня не тело Аполлона? Вы не против, что я не брился? На кого похож? Как это? А кто это? С детства? Почему любите? Естественность? Не шутите? Регина, можно, я сам? Нет? Почему у меня не получится, если я каждый день это делаю? Как это «не это»? Почему у вас так легко вышло? Учились? А можно не снимать на мобильный? Обещали? Кому? Тысячники? Серьёзно? Целый канал на Youtube? А что это значит? А обязательно? И как? Просто вбить в поисковой строке? Прямо так? Напомните потом, хорошо? Что значит «завтра»? Почему «заткнись»? А твоя мама знает? И давно? А Агрипины? Только отец? Можно, я помолчу, ты не возражаешь? Мальвина, а ты нигде не снималась? А тебе удобно? А головой о потолок? Нравится? Привязать? Почему у тебя дома? Скоро приедем? А можно мне воды? Почему только шампанское? А родители… отец не возражает? Капитан дальнего плавания? Такие ещё бывают? А почему вы смеётесь? Смешной капитан? До дна? На спор? А вы уверены? Отстираете? Что оплачено? Кем? А кто такой Томас? Почему швед? Как это понимать? Под какой Полтавой? А ничего, что разлилось по салону? А что с музыкой? А где Алина? Водитель не будет против? Ничего, если я так полежу? Можно, вы меня разбудите? А куда вы? А где мой костюм? Девочки, а как вас зовут? Уже спрашивал? И что вы ответили? А меня? Не знаете? Я вам не говорил? А как мы познакомились? А вы не шутите? А можно, я так тут и прилягу? Шампанское? Зачем повторять? Виагру? С алкоголем? Что с моей головой? Откуда звёзды? Фиолетовые? Пурпурные? Это уже ещё сон? Дед Мороз? Почему ты так рано? Можно, я подержу тебя за руку? А ты подаришь мне велосипед? Ты знал, что я давно его хотел? А ты ещё придёшь? А можно, я уже всё…?

Архип и умение прощать

Умение прощать как отдельный смысл существования цивилизации Архипа всегда ставило в тупик. «Слоны, например, могут ждать и даже жаждать мЕсти всю свою жизнь», - думал Архип. – «Почему, спрашивается, я должен быть гуманным? Из-за соображений христианства? Гуманизма? Просто должен, и все тут? Или это слабость: не уметь правильно ответить?» Размышления эти не давали Архипу спать и однажды даже едва не довели до диареи. Хотя, если быть предельно честным, более он в последнем подозревал несвежий салат из столовой.
Впрочем, даже эти вопросы оказывались не настолько важными для Архипа, как проблема умения просить прощения. Как и все остальные гордые, успешные, интеллектуальные и амбициозные, Архип до сих пор не все еще не научился говорить заветные: «Прости меня, пожалуйста…» И всегда терялся, когда надо было говорить. Как собака, все понимал, но сказать ничего не мог. А ведь требовалось не просто говорить на одном языке с тем, у кого просишь прощения, а петь с ним одними струнками душ. Вот со струнками было сложнее всего. Проще было заставить перенести полфуры удобрений  через дорогу, чем предложить страдать ментально.
Вчера Таня вымотала Архипа долгими прогулками после работы, сказав, что просто встретит его под подъездом, но по факту после встречи безапелляционно заставив полтора часа бродить с ноутбуком в руке и мыслями о том, что через несколько часов у него был дедлайн по отчету Большому Боссу. Большим Боссам, как известно, все равно, какова причина несделанного отчета: поздняя вечерняя грусть ли, сломанная нога, беременность собаки или полет в космос. Можно даже умереть, но сначала – отчет. Поэтому грустил Архип обоснованно.
И ладно бы, шли бы по заранее подуманному маршруту, но Таня честно призналась: «А я не знаю, куда, мне все равно…» И положилась на его, Архипа, выбор. «Отлично», - подумал Архип. – «Просто блеск. Замечательная Таня. Это явно добавит ей очков в личный зачет».
Таня. Она была студенткой, переселившейся к нему на период поиска квартиры, и предыдущие полдня маялась от безделия, каждый час названивая Архипу и раз десять успев пообсуждать какие-то мелочи в ICQ. Но при всем этом даже не попыталась подумать о том, что бы ей было интересно делать вечером.
«Конечно», - сердился Архип. – «Потому что есть волшебный никогда не унывающий я, и это удобное и легкое решение». Сердился, но куда-то вел, как-то развлекал и был джентльменом. Не в его правилах было отвечать колкостью на глупость.
Потом Таня не знала, что хотела бы на ужин, и что вообще хотела бы поесть и попить. Потом она не знала, о чем поговорить, но очень хотела, чтобы это сделал Архип, навьюченный ноутбуком и тремя огромными пакетами со снедью.
А придя домой, Архип обнаружил не выключенный утюг рядом с горой белья. И Таня на немой вопрос изволила обидеться и уйти на кухню плакать по поводу своей никчемности. «Жил себе один, горя не знал», - размышлял Архип, стоя под жаркими струями душа. – «А тут согласился приютить, пока другая квартира не освободится, и теперь сам по уши в чужих проблемах… Ничего, я переживу. Меня уже научили быть черствым. Но потом не хочу, чтобы в этой черствости обвиняли меня или всех прочих нормальных мужчин. Слишком часто путают доброту со слабостью. Слишком быстро учатся больше брать, чем давать. Слишком просто обходят искренние: «Прости меня». И слишком легко ограничиваются словами, не пытаясь измениться».
Вообще, Архип считал себя добрым, ранимым и искренним. Но не со всеми и не для всех.
«Я не медный пятак, чтобы всем нравиться, но скоро начну возвращать людей с небес на землю, если они не хотят ценить этого и делать мир лучше вместе со мной. Чтобы вас научились прощать, научитесь просить прощения», - думал Архип, смывая пену. – «А самое главное в этом – научиться чувствовать других и понимать, когда и что эти люди ждут от вас, чего вы не дали, не даете и, не дай Бог, не дадите никогда». Позлился, сполоснулся, вытерся насухо и пошел утешать Таню.
А вечером, смотря какой-то недавно выкачанный из сети фильм и слушая бесконечный танин треп, Архип решил попросить прощения у своего самого близкого человека. За то, что его еще не нашел. «Когда я ее встречу», - думал Архип, глядя, как герой Джеймса Стейтема ловко расправлялся с врагами. – «Очень хочу, чтобы она тоже научилась прощать. А я научусь просить ее об этой самой важной в отношениях вещи». Иначе зачем вообще отношения?

Архип и мечты

Когда утро радовало город солнцем, а вид из окна категорически требовал радовать себя хотя бы ароматным бразильским кофе или разглядыванием проплывающих мимо мини-юбок, Архип любил помечтать. И дело было не во влиянии родительской библиотеки, на треть состоящей из сказок народа мира, и даже не в увлекательных рассказах бабушки, способной состряпать историю из простого похода в магазин за маргарином и яйцами. Архип мечтал, чтобы черпать из этих мечтаний вдохновение.
Он фантазировал о том, как соберет денег на поездку в Баден-Баден (не очень понятно, куда, но очень загадочно и тем притягательно), как сдаст на права с первого раза (но пока так и не выбрал даже сроки выбора автошколы), как пригласит в кафе Соню – шикарную блондинку из офиса этажом ниже (которую ни разу не видел, но о которой так много рассказывал системный администратор Дима)… Мечтать было приятно. Иногда это даже заменяло обед. Ненадолго, впрочем, но вполне можно было лишние час-полтора обмануть организм, пустив его по волнам придуманной реальности…
- Вам совсем нечем заняться? - вывел Архипа из летаргической медитации резкий и вполне справедливый крик начальника. Возвращение было трагическим, болезненным и обидным.
- Извольте, в таком случае, поспособствовать замене бака с водой в кулере! И зайдите ко мне после обеда! - босс развернулся и раздраженно пошел к выходу.
Мечтать перехотелось. Архип сглотнул и пошел в кладовку за водой.
Впоследствии, впрочем, оказалось, что шефу просто поцарапали автомобиль на стоянке, но спустя буквально четверть часа местная администрация, не поднимая лишнего шума, компенсировала все издержки наличными. Поэтому, даже не взглянув на вошедшего к нему Архипа, босс, уже в хорошем настроении, махнул на него с улыбкой и продолжил заниматься своими делами.
Архипа, впрочем, это отучило мечтать не в столь безопасных местах… Это неожиданно породило проблему уже другого рода. Не хлебом ведь единым, не так ли?

Архип и Белоснежка

Архип поморщился. После жидкого потока сообщений в пятницу сайт будто оживал, и желающие познакомиться девушки оптом заливали его ответами. Будто весной оказаться одной в выходные было сродни признанию себя некрасивой и глупой.
«Вы кому-то понравились», - гласило очередной сообщение.
Кликнув мышкой, Архип увидел незнакомую фотографию, но знакомый ник «Белоснежка4you». Предыдущее его сообщение датировалось двумя месяцами ранее и осталось без ответа. Да и переписка была скудна – всего 3 успел отправить он, и 2, стало быть, принадлежало Белоснежке. А тут на тебе – нравится.
«Как весна?» - скупо написал Архип. На новой фотографии Белоснежка была интереснее предыдущих. Смущали только ярко красные губы. Так часто случалось у тех, кто не так уж давно пересек границу teen age: то нелепый оттенок волос, то лишние дырки с металлическими штырями по всему телу, то тату на полруки. Кто не был столь смел, ограничивались помадой, макияжем и фривольными одеждами. Они называли это желанием отличиться и протестом, Архип – по меньшей мере глупостью и стадной наивностью. Сегодня, чтобы отличаться, выгодно быть простой и незамысловатой. Если каждая посчитает, что вокруг все серые, и надо срочно стать необычной, неожиданно серые окажутся в дефиците. Bingo!
«Может, встретимся сегодня? Там и познакомимся», - пришел ответ, не успел Архип толком просмотреть все 13 фотографий Белоснежки. И почти тут же: «Позвони мне через 5 мин», - и далее не запоминающийся номер.
- Добрый день. Это Архип.
- Привет. А я – Катя, - раздался смешок. – Ну что, ты готов? – она с легкостью перешла на «ты».
- Где и во сколько?
- В восемь. Бар «Трибунал». Возьми с собой друга, нас будет несколько.
- Окей, - кивнул Архип. – А где это место?
- В баре «Трибунал», - удивленная его удивлением ответила Белоснежка Катя. – Рядом с моей работой.
- Да-да, конечно, - согласился Архип. Разумеется, как же он не догадался? – В восемь буду.
И в восемь он был. Если быть точным, на часах значилось 5 минут девятого. В таких встречах пунктуальность редко не играет злой шутки с порядочными людьми. То кто-то не пришел, то все задерживаются, то столик не готов. Джентльмен обязан дать дамам небольшую фору.
- Катерина? Я на месте.
- Где на месте? – голос Белоснежки звучал удивленно.
- Перед входом в «Трибунал», - спокойно уточнил Архип. – Прямо у дверей. Мы договаривались встретиться в восемь.
- А сейчас сколько? – задала она самый неприятный в этом случае вопрос.
- Восемь, - вздохнул Архип.
- Блин. Надо было позвонить мне предварительно. Я еще не выезжала. Буду к девяти. Ты один?
- Да, - кивнул Архип, знавший по личному опыту, что обещать друзьям хороший вечер с вот таким вот негарантированным началом – более чем рискованная затея. – Друзья разъехались на дачи, - соврал он как можно более уверенным голосом.
- Окей. Я скоро буду.
- Хорошо, - спокойно ответил Архип, хотя настроение свинцовой гирей рухнуло ниже ватерлинии. – Буду ждать тебя в баре.
«Осмотрюсь», - решил Архип, открывая дверь, на которой значилось «Free wi-fi». – «По крайней мере, будет, чем заняться».
Бар был на удивление приличным. Ступеньки шли и куда-то вверх, стало быть, сюда могли поместиться человек двести. Сейчас же сидело от силы 15.
- Заказано? – поинтересовался неулыбчивый администратор.
- Нет, - покачал головой Архип. – Видимо, нас будет двое. Что у вас найдется?
- Могу предложить только бар, - равнодушно констатировал администратор.
Архип огляделся и увидел, что на всех не занятых столиках стояли таблички «Зарезервировано». Зато в баре из десятка стульев было занято только 2: девушки лет 25 с бокалами пива на стойке разговаривали с явно знакомым им барменом явно о чем-то личном.
«Хорошо, что барные стулья не резервируются», - подумал Архип и, снимая куртку, кивнул администратору. – Сяду к бару.
Меню приятно удивило выбором разливного пива и неприятно – ценами.
- Пинту London Pride, - кивнул Архип бармену, только спустя минуту упорного на него лицезрения решившего отвлечься от девушек, с которыми, как Архип успел услышать, он обсуждал свою свадьбу. – И жареный сыр.
Сыр числился фирменным блюдом.
- И какой у вас пароль от wi-fi?
- 11-22-33-44, - устало ответил бармен и ушел куда-то в подсобку.
Девушки принялись без особого стеснения с интересом изучать Архипа. В общем-то, если бы не ожидание Белоснежки и не свадьба бармена, он бы с ними познакомился. Но… План есть план. Кстати, что там со временем?
17 минут девятого.
Пароль 11223344 пустил Архипа в сеть TribunalBar, но вот ни почта, ни приложения открываться не спешили. «Страница недоступна», - скупо ответил браузер. Через несколько минут проверки соединений и настроек стало понятно, что интернета не будет. Принесший светлый эль бармен только пожал плечами и удалился. Архип думал, что за сыром. По факту сыр был принесен, лишь когда половина бокала опустела. Впрочем, и эль, и сыр были хороши.
На часах было без пятнадцати девять. Абонент «Катерина» позвонил и тут же сбросил. Архип без особого удовольствия и энтузиазма перенабрал.
- Буду минут через 15, - радостно сообщила Катя.
- Хорошо, - равнодушно ответил Архип и отключился.
Через двадцать пять минут сыр оказался съеден, а эль – допит, и Архип попросил счет. А когда  часы показали 21:15, рассчитался и вышел из бара. Девушки – девушками, но позволять вытирать об себя ноги Архип был не готов. Уже в самом низу ступенек он, посторонившись, пропустил очевидно спешащую девушку, которая, быстро оглянув его и улыбнувшись, торопливо проскочила наверх. Архип пожал плечами, одел наушники и, поставив что-то жизнеутверждающее, направился к метро.
Уже перед самой станцией он проверил телефон. «Абонент «Катерина» просит Вас перезвонить», - нашлось непрочитанное смс, датированное двумя минутами позже его ухода. Архип догадался, что на лестнице пропустил ту самую Катю, которая теперь ждала его звонка.
«Нет уж», - усмехнулся Архип. – «Протащить меня через полгорода в дорогой бар, дважды переносить время встречи, заставить ждать час, потом еще четверть и все равно не прийти в обещанное время, а теперь еще и попытаться сэкономить на копеечном звонке в надежде, что я вернусь, оплачу твой ужин, а потом послушно приму отказ продолжить общение наедине? Ищи другого лошару», - и спустился в подземку.
Катя перезвонила сама в тот момент, когда электричка подъезжала к платформе.
- Ну ты где? – услышал Архип ее плохо скрываемое раздражение.
- Я в метро, - с плохо скрываемым удовольствием ответил он. – Был в баре, но вы не пришли, поэтому я возвращаюсь домой.
Белоснежка что-то попыталась ответить протестующим голосом, но ее реплики утонули в шуме приближающегося поезда.
- Хорошего вечера, - с улыбкой сказал Архип и отключился.
Для него вечер только начинался, и через несколько минут размышлений был выбран ночной клуб и намечен план действий.
«Не зря же я брился», - улыбнулся Архип своему отражению в дверях вагона, пока поезд подъезжал к его станции. – «Освоим бюджет иначе».
И правда, зачем пропадать праздничному виду, выделенному времени и деньгам?

Архипу всегда нравилось метро. В любом городе, прежде всего, ему хотелось попробовать подземный транспорт на удобство набитых торопливыми людьми вагонов, просторность кружащих хаотическими потоками платформ и насыщенность полезной информацией самодельных объявлений о продаже дипломов, справок и аттестатов.
В этот раз метро оказалось еще и источником приятных воспоминаний. Девушка, в последнюю секунду забежавшая в вагон и вмявшая Архипа в и без того плотную толпу так нагло, что он обернулся, собираясь обрушиться на обидчика гневной тирадой, оказалась похожей на Татьяну С. Ту самую, с которой прошлым летом была долгая история взаимных психологических шахмат.
Девушка улыбнулась, толи извиняясь, толи просто по привычке, и Архип вспомнил тот вечер, когда Татьяна впервые сидела на коленях у него на коленях.
- Знаешь, а я – упорная девушка. Я привыкла добиваться всего, что захочу, - заявила она, выпуская дым дешевых сигарет.
- Я в тебе не сомневаюсь, - искренне согласился Архип и продолжил гладить ее по коленке.
Оставалось 40 минут до полуночи, она не торопилась домой, а он не торопился ее торопить. Подбитые фонари куце освещали площадь перед «Радиотехникой», где, кроме них, еще три компании пили пиво и негромко вели беседы «за жизнь».
Ночь была шикарной. Множество звезд впервые за долгое время неожиданно открылось Архипу своей романтически натыканной в небо горстью алмазов. Хотя бы за это он уже был Татьяне благодарен. Впрочем, сидел Архип на чудом пережившей развал Союза скамейке совсем не для этого.
Татьяна потушила сигарету о спинку, ловко выстрелила ею в кусты и, развернувшись к Архипу, посмотрела ему прямо в глаза.
- Ты ведь умный и хитрый, - она что-то пыталась найти по очереди то в левом, то в правом глазу.
Архипу пожал плечами: наверное, тебе виднее.
- Почему ты такой спокойный? – Татьяна начинала нервничать.
- Я тебе нравлюсь эмоциональным? – удивился Архип.
Настал ее черед пожать плечами.
Отвечать не хотелось.
Архип склонил голову на бок и принялся рассматривать балконы дома напротив, проезжающие машины и редких прохожих… Татьяна досадно вздохнула, вытащила из пачки еще одну сигарету и снова закурила. Архип знал, что она хотела его, но еще больше хотела бы, чтобы он остался с нею надолго. Или хотя бы сделал вид, что намеревался это сделать. Архип же по своей вредности даже не пытался ее успокоить. Оставалось 8 дней и 20 часов до того момента, когда через сдвинутые трусики испарится вся ее пафосная недоступность.

Потому что курение вредит не только вашему здоровью. Вот только стоит ли при этом запрещать вредить своему здоровью другим?

Архип и четверги

Архип не долюбливал утро по четвергам. Вот кто-то не любит понедельники, а Архипу не нравились четверги. До 11:00. Каждый раз как лотерея – то на работу опоздает, но кофе-машина сломается, то настроение ни к черту.
В этот раз что-то неудачно съел. Умчался в туалет, а на входе встретил генерального директора, который вышел из кабинки и, не подходя к рукомойнику, двинулся прямо к выходу. Протянув Архипу руку для приветствия.
Гегель был бы доволен: такого единства и борьбы противоположностей у Архипа не наблюдалось давно. С одной стороны, не поздороваться было бы неприлично. С другой…
- Здрасьте, - едва выдавил он.
- Привет, - весело пожал протянутую руку генеральный. – Как успехи?
- Все складывается, спасибо, - кивнул Архип и жалобно посмотрел в сторону кабинок.
- Хорошо, - не замечая взгляда, одобрительно похлопал его по плечу директор и вышел.
Минут десять время подумать было.
«Дело не в гигиене», - убеждал себя Архип. – «Он же, по крайней мере, хороший человек».
Стрелка часов пересекла одиннадцатичасовую отметку. Через минуту прозвенел звонок.
- Архип, ты где?
- Сейчас, Саш, буду скоро.
- Давай, тут у Гали день рождения, она торт раздает.
Архип не долюбливал утро по четвергам. До 11:00. А после четверги были вполне себе ничего дни. Рыбные.
Да и какой смысл долго переживать по тому, чего не изменить?

Жизненные сложности требуют от нас собранности и большой концентрации. Не от всех, конечно. Кому-то повезло в этом примитивном смысле таскаться по сельским будням и мерять время петушиными криками. Кто-то давно пошел в дауншифтеры и фрилансеры, вытер последний раз виски рукавом сорочки под запонки и выкинул подальше, впрыгнув в поношенные джинсы.
В нашем случае выбирать судьбу поздно. Берем в руки косички ржавого утра, надеваем младших друзей ненавистных будильников, дегустируем чайно-кофейную продукцию вприкуску с мясо-молочно-кондитерской и выходим на улицу. Без боязни выходим, уверенно так.

Разве что, в душе (и тут иногда оба слога для ударения верные) иногда случается крик отчаяния. Лишь бы не День сурка. Лишь бы не одно и то же и сегодня. Со школьного живого уголка мы помним, как смешно было наблюдать за бегающим по колесу хомячком. И тот самый эксперимент, когда сбежавший с уроков Левкович гонял бедную зверюшку несколько часов, пока та не издохла. И в голову приходят грустные параллели.
Но где-то глубоко в складках карманов спряталась Надежда. Даже не спряталась, нет. Она так поселилась. Сидит себе среди ниток и не вычищается уже никаким надежным порошком. Удачно это, конечно. Надежда - это когда аргументы закончились. Не надо никого ни в чем убеждать. Просто надейся на лучшее. Хорошо, что она теперь живет. Но
хотелось бы, чтобы вместе с ней поселилась и Любовь. Но не в карманной темени, а в Сердце. И Вера, конечно же. Где-то на подкорке, ближе к мозжечку.
И мы достаем Память, потому что рыба всегда идет на прикорм, и щедро раздаем воспоминания крошками ветреного счастья. Однажды оно ускользнет насовсем, закрывшись молодыми коллегами, но дайте им шанс появиться. И ничего, что вчера не вышло. И ничего, что месяц уже прошел все так же. Лишь бы сегодня не День сурка. Или хотя бы не завтра.

Архип удивлялся: накануне каждой весны в ICQ стабильно стучались юные девы и звали на трепетные беседы. В этот раз случилась Katerino4ka. Разумеется, чем больше солнечных бликов выдавало окошко, тем быстрее беседы переходили в личное русло.
- И как у тебя: любовь или привязанность? – скупо интересовался Архип, пытаясь выудить информацию о прогнозе валютных курсов.
- Любви не было еще, - отвечал ICQ в лице неизвестной пока дамы. - А привязанность - это да, случалось... Вот я с молодым человеком встречалась. Знаешь, как чемодан без ручки.
- Долго?
- 3,5 года, - скупо ответила она и через минуту добавила. – Кстати, самое смешное, что у нас даже ничего не было.
- Нда... – только и успел напечатать Архип. - Серьезный срок.
- Ну ты понимаешь, - скупо ответила она.
- А как же, пардон, физиология? – с хитрой улыбкой отбил на клавиатуре Архип. Этот стандартный подкат никогда не давал сбоя.
- Вот клянусь!
- И тебе даже не хотелось? – вышел следующий мелкий козырь.
- Его, наверное, просто не хотелось, - в ту же секунду маякнул ICQ. «Похоже, мысли сходятся», - усмехнулся Архип. – «Непростая дама. Что ж, поиграем».
- Бережешь себя для мужа?
- Без фанатизма. Там вообще-то на эту тему долгая история… Была.
Начиналось самое интересное.
- Без фанатизма - это как?
- А если вообще замуж не выйду.. Ведь всяк бывает, правда ж? И беречь себя непонятно для чего... – ответ был похож на размышления с самой собой.
«Самоубедительно», - кивнул Архип. – «Вызов принят».
- Ну, логично. Первый раз должен быть красивый, но не обязательно, видимо, в браке, - он хитро улыбнулся монитору и добавил скромно. - Ну а что же за долгая история?
- Понимаешь… - ответила она после долгой паузы. - Прийти и тупо просто с кем-то лечь в постель… Я так тоже не могу.
- Согласен и поддерживаю, - весело отбил Архип и выжидательно замолчал.
- Если бы с кем-то встречалась, тогда естественно, а если сходишь на пару свиданий и все... Тогда не будешь же ты сразу спать с ним.
- Искренне солидарен, - снова кивнул Архип и спустя секунду добавил смайлик. - :)
ICQ замолчал.
- Так а длинная история... – намекнул через несколько минут Архип.
- А история такая… - поползли многоточия. – Что возраст у меня был уже не детский... А я, типа, девушка и девушка… Ну как не детский, лет 19-20 мне, что ли, было... И подружки, у которых уже приличный опыт был, уже прикалывались даже... Типа, сколько можно… Трали-вали… Говорю: «Ну вот так... Что ж сделаешь-то?» И в итоге попался мне мальчик как-то симпотичный… И все... Как-то все само собой произошло...
«Минус один», - с грустью констатировал Архип, ничего не ответил, взял кружку и пошел за кофе.
А что тут ответишь-то?

Архип и скука

Кто-то не может спать при выключенном свете, а для кого-то незакрытые шторы – гарантированная бессонница. И не то, чтобы «что русскому хорошо, то немцу – смерть», но все же. Кто-то видит в этом промысел небес, кто-то – печать эволюции. В силу привычки искать сложные причинно-следственные связи про биоритмы и расшатанные нервы принято забывать.
Архип же любил повторять, что на вкус и цвет все фломастеры разные. «Непохожие», - иногда добавлял он. Толи чтобы придать особый смысл сказанному, толи просто чтобы казаться глубокомысленнее.
Архип вообще любил быть непохожим. И потому отдельно от всех стоящим. Ореол одиночки закрепился за ним, как низкое качество – за товарами из Китая. Архип, собственно, был и не против: меньше беспокоили. Из всего надо уметь извлекать пользу, не так ли?
Некоторые знакомые полагали, что Архипу бывает скучно в одиночестве. «Такой коммуникабельный и интересный. Наверняка не может без общества», - соглашались с ними другие некоторые.
Архип же улыбался и молчал. Вот когда-когда, а в одиночестве он не скучал точно. И не столько потому, что наедине с самим собой было весело и феерично. Просто вообще скучать Архипу было скучно... А зачем тратить жизнь на скучные глупости, если есть много других вариантов?

Архип считал себя визуалом. Другими словами, в девушках, прежде всего, его привлекали красота и стройность. Проблемы начинались позже, когда привлекательность этими красотой и стройностью и заканчивалась.
- Вот когда говорят: "Не родись красивой, а родись счастливой", - какую мотивацию счастья дают девушке? – задумчиво спросил Архипа С. из коммерческого, когда они сидели на обеде. - И где, интересно, в этой мотивации место такому деликатному вопросу, как ухоженность?
Архип отложил ложку и подвинул к себе ближе тарелку с отбивной.
- С красотой, мне кажется, все понятно. Красивые девушки радуют наши глаза и украшают нашу жизнь, - Архип отрезал кусочек, наколол вилкой и отправил в рот. – Вот и пусть те, чьи жизни они украшают особенно, тоже порадуют не только их глаза.
- Жаль только, что слух красивые девушки радуют реже, - заметил
 С. – Мне даже иногда кажется, что когда говорят, будто красота спасет мир, то как раз имеют ввиду, что бороться эта красота будет именно демонстрацией ограниченности лексикона.
Архип усмехнулся. Кому, интересно, нужны Барби с мозгами?

- Вот про ухоженность я не понял, - он отправил в рот еще один кусочек отбивной. – Ты разделяешь красивых и ухоженных?
- Иногда находятся же такие, кто довольствуется минимумом общения с собственной внешностью, - пояснил С., запивая котлету томатным соком. - То есть жил-был алмаз, да так бриллиантом и не стал.
Архип в ответ промолчал. Съел картофелину и неожиданно подумал о том, что скоро весна, и вопрос красоты становится все более актуальным.
"Вот скоро начнется", - усмехнулся он про себя, вспоминая, как в обеденные перерывы стайки девушек из находящегося по соседству колл-центра какой-то там страховой компании заполняли мини-юбками в прошлом году пространства вдоль площади перед офисом. Впрочем, как раз среди них часто встречались неухоженные.
Такие девушки вызывали у Архипа смешанное чувство. Нечто среднее между жалостью и подобием отвращения. Даже если они оказывались изначально весьма недурны собой. Например, О. из административного, рождавшая в Архипе ощущения, близкие к чувствам к бродячей собаке: и жалко, и на руки не возьмешь. Насколько она была красивой? "Наверное, лет пять назад пользовалась повышенным спросом", - решил Архип. - "Кажется, она даже успела побывать замужем".

А вот С. из того же административного, хотя и сложно было назвать красивой, но ее ухоженность вызывала уважение и позитивные эмоции. А когда на прошлом новогоднем корпоративе они вместе танцевали, то мысли Архипа пошли и гораздо дальше простого уважения.
«Жаль, что ей уже лет 35», - подумал Архип, дожевывая отбивную. – «Похоже, женщине совсем необязательно быть стандартно красивой, чтобы быть приятной и комфортной в общении. И если красота собирается и правда спасать мир, то разведку боем перед этим обязательно должна провести ухоженность. Ну или, по крайней мере, именно с этого начинается уважение к самому себе. А, значит, и к остальному миру».
Архип взял компот и неожиданно вспомнил про свою давнюю знакомую Алену, на прошлой неделе, по информации от их общего знакомого, расставшуюся со своим бойфрендом.
«Вот про кого я точно забыл», - с сожалением решил Архип. – «Позвоню сегодня же», - он выпил компот залпом и аккуратно поставил стакан в тарелку. Планы на вечер образовались неожиданно приятные и приятно неожиданные. А что еще надо было для завершения бизнес-ланча?

В. был человеком, отвечающим в компании за подготовку кадров. Молодой, зеленый, но амбициозный. Как новые ливийские демократы. С аналогичной, кстати, результативностью. От таких главное подальше прятать колюще-режущее и прочее оружие не особо массового, но вполне себе поражения. Суровость бытия такова, что даже если и других не порешат, то себя могут затыкать на удивление качественно. Бороться с этим себе дороже.
Несколькими неделями ранее недальновидно неудачно не убранной в философском смысле вилкой раздора В. чуть было не испортил себе карьеру, а окружающим – настроение и план продаж. Но неожиданно удачно вмешался Архип, который, обладая чудесным даром усмирять детей и буйных, ловко вытащил уже почти занесенное оружие из рук нападавшего. Своим бесхитростным героизмом Архип в очередной раз подтвердил, что сеять разумное, доброе и вечное – его призвание, даже если никто не просит. А В. в отместку пригласил Архипа на свое скромное двадцатипятилетие в небольшой компании в уютной ресторации.
- В стародавние времена, чтобы готовить молодость к суровым испытаниям жизни, надо было отрастить бороду и поседеть, - поднял бокал белого полусладкого Архип. – С бородой ты уж как-нибудь сам, а седые волосы мы тебе гарантируем!
Присутствующие весело рассмеялись, понимая всю глубину подтекста.
- Так что за твою насыщенную жизнь и интересную работу! И пусть тебе хватит здоровья и энергии и на то, и на другое! – добавил Архип и под ободряющие возгласы пустил волну перезвона бокалами.
В кармане завибрировало.
Архип, пригубив, вытащил мобильный и посмотрел на номер. «Марина Г.», - подсказал определитель.
- Да, Марина, - мысленно чертыхнувшись, ответил на звонок Архип.
- Привет, - начала та. – Как дела? И чего так громко?
- Я сейчас на дне рождения коллеги. В ресторане. Тут музыка. Не могу говорить. Давай завтра, окей?
Марина с явным разочарованием согласилась, и Архип, скомкано попрощавшись, с облегчением разъединился.
Через минут сорок телефон снова завибрировал, отразившись в глазах Архипа тем же номером. Архип поставил на беззвучный и спрятал аппарат в карман.
Еще через час пропущенных стало пять.
«Не люблю непонятливых», - с раздражением подумал Архип, в очередной раз убирая телефон. – «Если я после двух звонков не ответил, почему вдруг я отвечу через пять?»
Марина и без этого излишнего напора была одной из тех, кто «достоин секса, но не обязательно достоин дважды». И вот этим самым напором на втором разе поставившая жирный крест.
Вот есть же такие люди, которые не умеют расставаться. Не научились, видимо. Привязываются, держат, звонят и не хотят отпускать. Видимо, в этот момент им кажется, что вместе с не заинтересованным в них человеком при расставании они непременно потеряют какую-то слишком важную частичку себя. И с этой частичкой можно расставаться только с боем.
Нет, чтобы в ответ на игнорирование сказать: "Да ладно, проехали, пока. Как-нибудь увидимся". И забыть. При встрече улыбнуться и опять забыть. К чему помнить тех, кто не пришел в твою жизнь по-настоящему? Вежливая фраза, скучающий вид: ты мне неинтересен, у меня нет на тебя времени. Зачем цепляться за то, чего у тебя никогда не было? Зачем мучиться, вспоминать все эти слова и запахи, мечтать о прикосновениях и будущем, которого никогда не будет?
- Кто это тебя так поздно? – спросил Архипа подвыпивший коллега. – Ты помнишь, что мы потом в клуб?
- Угу, - абстрактно ответил Архип и тут же почувствовал, как в кармане снова завибрировало. Архип, не глядя, переложил мобильный в пиджак, висящий на спинке стула и переключился на праздник.
Он так и не научился не удерживать. Неосторожное слово, мимолетный флирт, и one night stand девушки уже видели в его глазах не только пустоту. И вроде бы только потому, что не хотел обидеть, в ответ на какое-нибудь предложение провести свободное время вместо отказа равнодушно отвечал: "Посмотрим". Уже никуда сам не звал, ничего сам не предлагал, не боролся за ускользающие нитки отношений. Не звонил, не напоминал, не рассказывал, как без них грустно. Просто сводил все на нет.
Но любовь в глазах некоторых людей, видимо, должна проходить голыми ногами по раскаленным углям равнодушия. Иначе как объяснить эту настойчивость? Не наследием же Маркиза Де Сада…
- Поехали танцевать, - похлопал Архипа по плечу В. – У нас еще вся ночь впереди. Одевайся.
Архип кивнул и, одевая пиджак, почувствовал, как пришла sms. Это была хорошая новость: отправкой гневного сообщения игнорируемые девицы обычно подтверждали, что сдались, и более уже не беспокоили. В хорошем настроении он вышел из ресторана и сел к коллегам в такси.
Через полчаса мобильный снова завибрировал. С трудом вытащив его из кармана, Архип с раздражением обнаружил надоевшее имя на экране, ткнул клавишу «Отбой» и выключил аппарат.
«Некоторые люди неисправимы», - подумалось ему с грустью.
- Арх, не кисни, - В. протянул ему пластиковый стаканчик с виски. Сбоку П. услужливо подал поллитровую колу.
«Ничто и никто не испортят мне праздник», - с улыбкой решил Архип и залпом выпил, не разбавляя. Ночь обещала множество приятных событий. А что еще могло порадовать под конец рабочей недели?

Архипа рвало и тошнило. От церемониальный действий по телевизионному ящику, от пропаганды участников движения сусликов-агрономов и жалких потуг отдельных персонажей выцыганить себе место под солнцем путем чрезмерного нудения. Вот оно как.
«Плохо им живется», - кривясь, вытирал он размашистым движением рукава рот. – «Должны быть благодарны, что родились европейцами. Съездили бы куда-нибудь в Кампучию, посмотрели бы, как среди минных полей истощенные крестьяне живут на полсотни литров бензина в месяц без отпусков, пенсий и социальных гарантий, враз бы заткнулись». Печальный контраст белоснежных песков камбоджийских пляжей и депрессивного вида покалеченных военным наследием детей, выпрашивающих теперь у заезжих туристов «ван долла, миста», входил в память, как доломитовое сверло в гранит. Надежно. Навечно.
Когда-то Архип хотел даже стать Президентом отдельно выбранной страны и повести за собой ее к светлому будущему. Чтобы не было несправедливости и обездоленности. «Первым делом я бы обустроил лесопосадки», - живо делился он с коллегами по лавочке, которым больше был интересен Брюс Ли из вчерашнего премьерного показа по кабельному. Это был третий, кажется, класс.
В теперешние 27 наивности подубавилось. Прямо пропорционально росту мозгов и опыта.
«Побеждать нужно командой», - понимал Архип, листая «Власть». – «Но начинать нужно с себя».
Сам он именно так и поступал. Чем больше травматики было в событиях, тем большим гедонистом Архип становился в своих собственных глазах. И вечным оптимистом – в глазах окружающих.
«Ошибка – это всего лишь событие с неопознанными пока позитивными последствиями», - подумалось ему однажды. Архип покрутил эту любопытную мысль кубиком Рубика и остался собой доволен. «Впрочем, как и победа может оказаться ситуацией с непредвиденными негативными», - логично продолжил он себя же. – «Единство и борьба противоположностей».
В этом и было все его отношение к жизни. Как к непростому, но благодарному и вполне, если не канючить, щедрому на вознаграждения процессу.
«Не жалуйся на темноту», - любил повторять Архип старую китайскую пословицу. – «Стань первым, кто зажжет свечку».
Вот так со временем его философия стала напоминать данковский путь искреннего зажигателя свечей, принимающего происходящее только лишь как помощь или препятствие к новым огонькам на очередных фитилях Счастья и Гармонии. Порванная душа, горячее сердце и не всегда трезвый от эмоций ум. Что еще надо для того, чтобы обеспечить себе интересный календарь на ближайшую жизнь?

Profile

Serge
packpackacaxapa
Рассказы про Архипа

Latest Month

January 2015
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner